Пришлось бы искать актеров-близнецов, а их в индустрии можно пересчитать по пальцам.

Оцените материал

Просмотров: 83452

Доминик Купер: «Вдумайтесь, ведь детям диктаторов никогда не достичь такого же величия»

Антон Сазонов · 10/08/2011
Британский актер о том, как он сыграл сына Хусейна и его двойника и о вампирском проекте Тимура Бекмамбетова

Имена:  Доминик Купер

©  Corbis / Foto S.A.

Доминик Купер

Доминик Купер

В этот четверг в прокат выходит «Двойник дьявола», снятый на европейские деньги голливудским режиссером Ли Тамахори («Умри, но не сейчас», «Пророк»). Картина успешно проехалась по нескольким мировым фестивалям, включая «Санденс» и Берлинале, и вполне ожидаемо провалилась в американском прокате — и все из-за своего якобы острополитического содержания.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что в «Двойнике дьявола» почти совсем нет политики. Да и рассказанная в фильме история, по словам самих авторов, имеет лишь косвенное отношение к действительности — на экране воссоздан Ирак конца 1980-х. Сам Тамахори совсем не претендует на достоверность.

Герой фильма — обычный лейтенант иракской армии, которого вербует к себе в двойники один из сыновей Саддама Хусейна, известный своими многочисленными преступлениями Удей Хусейн. Конфликт двойника и его нанимателя приводит к кровавому исходу. Обоих героев сыграл перспективный британский актер Доминик Купер, пока известный несколькими абсолютно блистательными второстепенными ролями: циничного друга главного героя в «Воспитании чувств», рок-звезду в «Неотразимой Тамаре» Фрирза и гениального изобретателя Говарда Старка в фильме «Капитан Америка: Первый мститель» — в будущем во вселенной марвеловских комиксов этот персонаж станет отцом героя Роберта Дауни, Железного человека.


С Домиником Купером перед премьерой «Двойника дьявола» в Москве встретился АНТОН САЗОНОВ.

©  West

Доминик Купер в фильме «Двойник дьявола»

Доминик Купер в фильме «Двойник дьявола»

— Изначально главные роли в фильме ведь должен был сыграть другой актер?

— Прежде чем попасть ко мне, сценарий ходил по рукам лет десять. Но его и не могли сразу запустить в производство: Саддама только свергли, никто не хотел финансировать фильм на такую острую тему. Я читал текст и заранее знал, что мне ничего не светит — на главную роль уже утвердили кого-то другого. Но я отчетливо представил, как с технической точки зрения можно сыграть двух абсолютно противоположных персонажей. Подобная роль — большая удача для актера. Еще я наткнулся на фотографию Удея Хусейна и понял, что меня даже гримировать-то особо не придется. Тогда я попросил своего агента как-то серьезно поговорить с режиссером. Через некоторое время меня свели с Тамахори, и в результате часовой беседы обнаружилось, что у нас с ним одинаковое видение будущего фильма. Для себя он сразу все решил, но пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить остальных, что именно я — неизвестный актер из Англии — должен сыграть этих парней.

— Почему было так важно, чтобы один актер сыграл двоих героев? Обычно такие фильмы не воспринимаются всерьез из-за того, что выглядят скорее комично. У вас тем не менее действительно получилось сыграть двух разных людей.

— Хороший вопрос. На самом деле я не знаю. Вот вы этим почему интересуетесь? Потому что заведомо знали — обоих героев сыграл я. А кто-то ведь не знает. Вот мама Ли Тамахори очень удивилась, когда ей сказали. Сама не заметила. В данной ситуации это самый лучший комплимент, который только можно придумать. Вы представьте себе такой вариант, когда Удея и его двойника играли бы разные актеры — насколько сложно было бы найти подходящих? Ведь герои фильма и в жизни очень сильно походили друг на друга — иначе какой смысл заводить двойника? Тамахори пришлось бы искать актеров-близнецов, а их в индустрии можно пересчитать по пальцам. Получается, остается не так много вариантов — либо брать одинаковых, либо приглашать какого-то одного исполнителя. Раз кто-то думает, что актеров было двое, значит, я со своей главной задачей справился.

©  Кино без границ

Доминик Купер в фильме «Великолепная Тамара»

Доминик Купер в фильме «Великолепная Тамара»

— У вас в семье есть несколько старших и один младший брат. Это вам как-то помогло при подготовке к роли?

— Я очень похож на своего самого старшего брата — и внешне, и по манерам, и по тембру голоса. Мама нас до сих пор путает по телефону. Я могу с ней так полчаса разговаривать, и она будет абсолютно уверена, что это не я, а он. Часто ее так разыгрываю. Я очень много у него позаимствовал. Особенно жесты, движения. Я об этом ранее не задумывался, но, видимо, да — очень помогло.

— Что вы знали до съемок о сыновьях Саддама Хусейна? Тамахори ведь всю жизнь интересовался отпрысками диктаторов.

— Я знаю об этом увлечении Тамахори. И могу его понять. Между сыновьями диктаторов и их отцами очень увлекательная динамика отношений, есть о чем поразмыслить. Вдумайтесь, ведь детям диктаторов никогда не достичь такого же величия. Об Удее я знал совсем немного. В детстве однажды случайно услышал, как родители обсуждали положение дел в Ираке. Что Саддама скоро должны свергнуть, поскольку его старший сын оказался еще хуже папаши. Помню, как страшно перепугался в тот момент. Но больше о нем ничего не слышал. В следующий раз я вспомнил о Хусейне, когда американские войска вторглись в Ирак. А потом за ними последовала и наша армия. И я увидел фотографии мертвых людей. Ужасающие картины.

— Действие в фильме разворачивается в 1980-е, вы тогда в школе учились. Что вы помните об этом времени?

— Да все помню. Машины, на которых я разъезжаю в «Двойнике дьявола», все стояли у меня на стенке — в виде игрушечных моделей. О машинах я знал абсолютно все. Они меня сильно увлекали, я даже выучил наизусть, у какой марки какой объем двигателя. Музыка на меня в то время тоже очень сильно влияла. Почти все, что вошло в саундтрек фильма, я слышал в детстве, поскольку мой старший брат был повернут на этой музыке. Но если оглянуться назад, моя жизнь была гораздо менее роскошной, чем у Удея. (Смеется.)

— Недавно вы закончили сниматься в новом голливудском проекте Тимура Бекмамбетова. Что нам стоит ожидать от «Авраама Линкольна: Охотника на вампиров»?

— Тимуру хорошо даются экшн-сцены, так что в фильме будет на что посмотреть. Он — настоящий визионер. Теперь помножьте это на вселенную Тима Бертона, который выступил на «Аврааме Линкольне» в качестве продюсера. Потом, в картине ведь представлена альтернативная история Соединенных Штатов Америки. Что в ней именно изменено, увидите в фильме. Ну, и не стоит забывать про вампиров. Все вместе дает сильный эффект.

— Кого вы там играете?

— Учителя главного героя. Обучаю Авраама Линкольна убивать вампиров. И, разумеется, сам являюсь вампиром. С моим персонажем не все так просто.

©  Централ Партнершип

Доминик Купер в фильме «Первый мститель»

Доминик Купер в фильме «Первый мститель»

— Вы ведь еще и театральный актер. Что вам больше нравится?

— На сегодня мой главный театральный опыт — участие в спектакле «Федра» по Жану Расину вместе с Хеллен Миррен. Я там играю Ипполита — сына Тесея и Антиопы. Театральный опыт — гораздо более запоминающийся. Он западает в душу, сердце. Но и работа в кино может нести сильный эмоциональный заряд. Что далеко ходить, вот взять хотя бы все того же «Двойника дьявола» — я в него очень серьезно  эмоционально погрузился. И не только снимался в нем как актер, но и творчески влиял на съемочный процесс. Так что мне одинаково нравится и кино, и театр. Главное — тщательно выбирать проекты, только те, которые тебя самого трогают.

— Кого бы вы еще хотели сыграть в театре?

— В драматической школе мне нравились пьесы Антона Чехова. Может быть, кого-то из его героев. ​

 

 

 

 

 

Все новости ›