Сначала нас было четверо за столом, а потом мы позвали на дегустацию рабочих, красивших дом поблизости.

Оцените материал

Просмотров: 11847

Гюстав де Керверн: «Мы живем в печальном мире, где больше нет места солидарности между людьми»

Борис Нелепо · 21/07/2011
Режиссер фильма «Последний мамонт Франции» — о Жераре Депардье, фильме Лозницы «Счастье мое» и долгих обедах между съемками

Имена:  Бенуа Делепин · Гюстав де Керверн · Жерар Депардье

©  Getty Images / Fotobank

Гюстав де Керверн

Гюстав де Керверн

21 июля в прокат выходит «Последний мамонт Франции» — патологичная и печальная комедия режиссерского дуэта Гюстава де Керверна и Бенуа Делепина («Луиза-Мишель», «Авида»), даже у самих авторов вызывающая ассоциации с фильмом «Счастье мое» Сергея Лозницы.

Вышедший на пенсию мясник (Жерар Депардье) вынужден отправиться на своем старом мотоцикле в путешествие по провинциальной Франции и своему прошлому, чтобы собрать документы, необходимые для оформления денежного пособия. В этом путешествии героя сопровождает призрак когда-то давно погибшей подруги (Изабель Аджани), подбадривающей его после встреч с враждебно настроенными людьми, забытыми друзьями и сумасшедшими родственниками.

БОРИС НЕЛЕПО поговорил с одним из режиссеров фильма, Гюставом де Керверном, о французской комедии, жестоком мире наемного труда и наивном искусстве.


— Во французскую комедию пришло новое поколение — Квентин Дюпье,
Ален Гироди, Эрик и Рамзи. Есть ли у вас что-нибудь общее с этими людьми?

— Мне очень нравятся эти режиссеры, я вообще люблю абсурд. Но я не стал бы говорить о каком-то движении во французской комедии, которая сегодня, на мой взгляд, как жанр не существует. Это просто хорошие фильмы в современном французском кинематографе.

Дюпье — представитель нового поколения, он пользуется недорогой камерой. В следующем фильме мы тоже попробуем такую технику. Я бы с удовольствием с ним встретился и поговорил, он человек, полный идей.

©  Кино Без Границ

Кадр из фильма «Последний мамонт Франции»

Кадр из фильма «Последний мамонт Франции»

— Перейдем тогда к вашему фильму. Почему вдруг Жерар Депардье?

— Мы с моим партнером Бенуа Делепином представили себе Депардье на мотоцикле, знали, что он их любит. И подумали, что это могло бы быть неплохим открывающим кадром. Так родилась идея. Мы придумали человека, который отправляется на поиски неких документов и постепенно возвращается в прошлое. Позвонили Депардье, с которым были незнакомы, и предложили роль. Он очень открытый и любопытный человек. Наших работ он не видел, но доверился интуиции. На вторую встречу в мае мы пришли уже с готовым сценарием. Сидим на террасе в ресторане, хорошая погода, а он просит подождать: «Сейчас я скажу, что думаю о сценарии, но сначала мне нужно разобраться с ассамбляжем вина». Мы даже не знали, что это такое, а тут его помощник выставил несколько бутылок. И вот на часах — девять утра, а Депардье сидит и принюхивается своим огромным носом, пробует вино и выплевывает. Сначала нас за столом было четверо, а потом мы позвали на дегустацию рабочих, красивших дом поблизости. И нас уже оказалось десяток. Через час все уже были немного навеселе и наконец перешли к сценарию. И Депардье понял, что мы нормальные люди. Мы сразу дали понять, что денег у нас не заработать, а он согласился, что с его стороны — просто подвиг. В какой-то момент у нас возникли проблемы с финансированием, а он все повторял, что готов сниматься, даже если мы останемся втроем. Команда у нас была компактная, и он словно вернулся в прошлое, когда такие маленькие съемки с их энтузиазмом были его повседневной жизнью.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›