Я, конечно, не могу быть настолько высокомерным, чтобы заявлять, что все восточноевропейские страны взаимозаменяемы.

Оцените материал

Просмотров: 12391

Джон Мэдден: «Как вообще может не взволновать история о моральных последствиях Холокоста?»

Анна Меликова · 13/07/2011
Режиссер триллера «Расплата», с Хелен Миррен и Джессикой Честейн, о моральном долге, ремейках и взаимозаменяемости восточноевропейских стран

Имена:  Джон Мэдден

©  Mario Anzuoni / Reuters

Джон Мэдден

Джон Мэдден

14 июля в прокат выходит новый фильм Джона Мэддена, режиссера оскароносного «Влюбленного Шекспира». Психологический триллер «Расплата»ремейк израильского фильма «Долг» (2007), рассказывающий о тайне трех экс-агентов разведки «Моссад» и о долгах, которые приходится отдавать спустя тридцать лет. Главную героиню, одну из троих солгавших, играют (в разных возрастах) Хелен Миррен и Джессика Честейн из «Древа жизни». Фильм был показан на закрытии ММКФ — именно там АННА МЕЛИКОВА поговорила с режиссером о том, почему Киев и Берлин снимали в Будапеште и почему «око за око»не лучший принцип для цивилизованного общества.


Ваш фильм «Доказательство» (2005) был адаптацией вашего же одноименного спектакля, а «Расплата»ремейк израильской картины Асафа Бернштейна. Существующие оригиналы помогают или мешают вам в работе?

— Скорее помогают. Спектакль был поставлен прямо перед тем, как я сделал фильм. Такое случалось и раньше: я брал что-то из одного вида искусства и переносил в другой. Моя карьера началась с пьесы «Крылья». Вначале предполагалось, что это будет радиопьеса, затем мы сделали из нее спектакль для сцены, а после она превратилась в телепьесу, и мне даже предлагали сделать фильм на основе этого материала. Иначе дело обстоит с ремейками, поскольку продукт остается в рамках одного и того же вида искусства. Мне было неприятно осознавать, что уже существует версия того, что я копирую, или, наоборот, стараюсь не копировать. Впрочем, это чувство быстро прошло, появился азарт — захотелось сделать все по-своему.

Вполне понятно, почему израильский режиссер заинтересовался темой израильской разведки и Холокоста. Но чем эта история взяла вас, англичанина?

— Как вообще может не взволновать история о моральных последствиях Холокоста? Это история на пересечении личного и политического. Для режиссера это благодатный материал: попытаться сделать триллер и одновременно рассказать интересную человеческую историю. Не хочу выдавать сюжет, но для меня главным было то, что три человека соврали, и ложь давила на них всю жизнь. Однажды ты можешь сделать выбор, последствия которого навсегда останутся с тобой, — осознание этого обстоятельства тревожит и волнует как зрителя, так и рассказчика.

Потому что это всем знакомо?

— Мы сами создаем себя — чередой тех решений, которые принимаем в жизни. Все иногда думают: «Если бы я поступил не так, то как бы все сложилось?» Поэтому я думаю, что любой фильм о моральном выборе может быть интересным.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›