В клубах дыма и в пене рождается новая жизнь, торжественно сливаются капли масла, дигитальные вибрионы катятся колбаской к свету, разыгрываются маленькие трагедии из жизни динозавров...

Оцените материал

Просмотров: 42708

«Древо жизни»: вход в пустоту

Василий Корецкий · 09/06/2011
Победитель Канн в широком российском прокате

Имена:  Терренс Малик

©  West

Кадр из фильма «Древо жизни»

Кадр из фильма «Древо жизни»

Немолодой архитектор Джек (Шон Пенн) просыпается в комфортабельной стеклянной клетке с галечным садом, в котором одиноко растет тощее деревце, потом оказывается на работе — в другой стеклянной клетке, пороскошней и попросторнее (тут тоже есть дерево в кадушке, оно символически опутано металлическими тросами), ссорится по телефону с женой, мысленно проклинает человечество (все плохие, все завистники) и немедленно отправляется в интроспективное путешествие лет на сорок назад. Там Джек еще ребенок, вместо белоснежного хай-тека — уютный дом в пригороде, а окружающая взрослого героя пустота заполняется жизнью во всех ее проявлениях — братья, мама (разумеется, добрая, мудрая и любящая), папа (разумеется, строгий, но справедливый), собаки, лягушки, соседи и т.д. Время от времени усредненный сценарий взросления мальчика прерывается видами, снятыми с точки зрения Бога, не меньше: в клубах дыма и в пене рождается новая жизнь, торжественно сливаются капли масла, дигитальные вибрионы катятся колбаской к свету, в океанской толще кружат медузы, скаты и рыбы-молот, разыгрываются маленькие трагедии из жизни динозавров... Все предсказуемо движется к слиянию галактик (инсценированному при помощи обычного молока), морю огня и воскрешению мертвых на пляже. В динамиках хуярят Бах и Берлиоз. Как известно, смотреть на огонь и облака — особенно под хорошую музыку — можно бесконечно.

Несмотря на обилие иудео-христианских аллюзий и прямых цитат из Ветхого Завета (в первую очередь — Книги Иова), новая и, судя по пафосу, итоговая работа Теренса Малика хорошо ложится в популярную психологическую концепцию старческого пантеизма, согласно которой угасание жизненных функций и либидо сопровождается повышенным интересом к пению птиц в листве и умением находить мягкое удовольствие в медленных прогулках на свежем воздухе. Интерес к листве режиссер, впрочем, начал проявлять с самого начала карьеры: уже «Пустоши» были полны псевдодокументальных, как казалось по тем временам, кинозарисовок — коровы, лесостепь, городские насаждения. Дальше была саранча, джунгли Океании, устрицы и желуди Вирджинии... Все усиливающаяся роль медитативных (эффект съемки со стедикама) проходов камеры по полям и лесам в поэтике Малика сопровождалась все возрастающей любовью к человеку. Каждый последующий фильм со все большей очевидностью подчеркивал мысль о том, что мы, как и коровки с кузнечиками, — твари Божьи или, если хотите, такая же часть Природы, как рыбы и реки, насекомые и джунгли. Этот мудрый гуманизм (говорю без иронии) позволял Малику опасно приближаться к банальности, но при этом не превращаться в Мистера Очевидность. Даже «Новый свет», великая энциклопедия общих мест, при просмотре вовсе не кажется таковой. Да, тут, конечно, многое зависит от психоделической, отстраненно-расслабленной манеры съемки, но главное в режиссерском методе Малика — его искренняя уверенность в том, что, делая ремейк диснеевского мультфильма, он говорит о самом важном на свете.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:16

  • bezumnypiero· 2011-06-09 19:00:16
    отличный фильм, не пропустите.
  • lisa· 2011-06-09 21:33:25
    обязательно посмотрю
  • Georgy Georgia· 2011-06-09 22:55:55
    Это Шедевр!!!НЕ пропустите,ни в коем случае!
Читать все комментарии ›
Все новости ›