После 1968 года Грабалу запретили публиковаться, а мне снимать, и у нас появилась масса свободного времени, которое мы прекрасно провели у него на даче.

Оцените материал

Просмотров: 14375

Иржи Менцель: «Я сказал Кундере, что подожду, пока он обеднеет. Он ответил, что этого уже не произойдет»

Антон Сазонов · 12/04/2011
Классик чешского кино – о несостоявшейся экранизации Кундеры, состоявшихся экранизациях Богумила Грабала и Владимира Войновича и о бунте посредственностей

Имена:  Богумил Грабал · Владислав Ванчура · Зденек Сверак · Иржи Менцель · Милан Кундера

©  Евгений Гурко  ⁄  OpenSpace.ru

Иржи Менцель  - Евгений Гурко

Иржи Менцель

Классик мирового кино, одна из ключевых фигур чешской «новой волны», режиссер Иржи Менцель приехал в Москву, чтобы встретиться с российскими зрителями. 9 апреля он представил в кинотеатре «35 мм» фильм «Я обслуживал английского короля». 12 апреля там же Менцель покажет едва ли не лучшую свою работу, получившую премию «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке, — «Поезда под особым наблюдением» (1966).

Главным вдохновителем для режиссера стал чешский писатель Богумил Грабал, по текстам которого он поставил пять полнометражных картин (в том числе обе представленные в Москве) и одну короткометражную. У себя на родине Менцель также востребован как актер — за полвека он снялся в семидесяти фильмах. В последние годы он отошел от кино и гораздо больше времени уделяет оперным и театральным постановкам. Нашему зрителю он также известен как один из участников режиссерского альманаха «На десять минут старше: Виолончель».


Иржи Менцель рассказал АНТОНУ САЗОНОВУ о своей дружбе с Грабалом, о любви к театру и зарождении чешской «новой волны».


— Вы экранизировали шесть произведений Богумила Грабала. Чем он вам так близок?

— Грабал — настоящий наследник чешских литературных традиций. Когда он начал публиковаться, для меня это стало большим открытием. И не только для меня, для всего нашего поколения. Грабалу в тот момент было уже за пятьдесят, его долго не печатали, запрещали. Он умел привнести юмор в описание окружающего мира и рассказывал о людях так, как будто сам был частью их существования. Никогда не отделял себя от читателей. И главное, у него был потрясающий язык: в одной фразе он мог описать реальность и предъявить ее иную, парадоксальную сторону.

— Вы с ним дружили?

— До сих пор считаю большой удачей, что мне удалось сделать первый фильм по его рассказу. Мы сблизились и потом всегда вместе писали сценарии. Я учился на кинематографиста, но хорошо понимал, что делать с книгами, чтобы из них могли получиться фильмы, и по каким рецептам можно адаптировать для кино литературные тексты. После 1968 года Грабалу запретили публиковаться, а мне снимать, и у нас появилась масса свободного времени, которое мы прекрасно провели у него на даче.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›