Но если Мизгирев снимал свой фильм о том, как жизнь ушла, то Грязев снимает о том, как она осталась – вопреки истории, вопреки всему.

Оцените материал

Просмотров: 23032

«Артдокфест-2010»

Мария Кувшинова · 01/12/2010
Почему документальное кино интереснее, чем игровое
 

 

С 4 по 10 декабря в Московском кинотеатре «Художественный» пройдет фестиваль «Артдокфест» – крупнейший смотр документального кино, снятого в России или посвященного России. В конкурсе – 21 картина, в жюри – Сергей Соловьев, Иосиф Бакштейн и Наталья Синдеева.

Опыт прошлых лет и беглый взгляд на программу нынешнего «Артдокфеста» убеждают в том, что документальное кино все решительнее берет на себя задачу, которую так неохотно выполняет кино игровое, – познание и описание российской действительности.

В фильмах «Артдокфеста» есть истории, персонажи, идеи, смыслы, режиссерская воля и интерпретация (которая не всегда в закадровом комментарии, но чаще в монтаже, в компоновке материала, в степени погружения в реальность), то есть все то, чего так отчаянно не хватает отечественному кинематографу.

Сравнивая взгляд иностранных и российских режиссеров на искомую реальность, стоит также отметить, что наши соотечественники гораздо более оптимистичны и что самое удивительное – в этом оптимизме убедительны. О некоторых картинах конкурсной и внеконкурсной программы рассказывает МАРИЯ КУВШИНОВА.

«Розовое такси» (Германия). Режиссер Ули Гаульке. Конкурс. 80 мин.
Кадр из фильма «Розовое такси»

Кадр из фильма «Розовое такси»

Фильм о московских такси, созданных для женщин и управляемых женщинами, начинается со сцены освящения автомобиля. «Благословляется и очищается колесница сия», – говорит батюшка в кроссовках и машет кадилом на розовую «вольво». Сцена выдает изумление режиссера из Германии перед экзотическими традициями русских: взгляд Гаульке – это всегда взгляд удивления, позволяющий и отечественному зрителю посмотреть на некоторые явления со стороны. Главной темой фильма (в котором три очень энергичные и неглупые женщины с совершенно разной судьбой рассказывают о том, как сели за руль) неизбежно становится звериный сексизм российского общества – он, как воздух, незаметен и присутствует во всем. Пассажирки тоже рассказывают свои истории: одна – региональный менеджер «Дикой орхидеи» и может объяснить, как клиенты выбирают своим подругам белье; другие – сотрудницы косметической компании и сообщают, что русская женщина будет экономить на еде, но купит помаду Dior. Мужчины почти отсутствуют в кадре, но бесконечно присутствуют в разговорах – это всегда «Они», цель и оправдание существования даже для этих вроде бы самостоятельных женщин, занимающихся не совсем женской работой. Логическое завершение картины – праздник Восьмое марта, который героини также отмечают в компании друг друга и своих дочерей; «Они» по-прежнему блистают своим отсутствием. К сожалению, не только финал выглядит у Гаульке надуманным, приспособленным к заранее придуманным заключениям, и по ходу фильма слишком во многих местах заметно, что героини фальшивят, позируют на камеру, говорят то, что от них хотят услышать. Тем не менее «Розовое такси», основанное на интервью водительниц и их пассажирок, – весьма познавательный экскурс в мир постсоветской женщины.

Фрагмент фильма «Розовое такси». Продюсер Хельге Альберс



«Водочный завод» (Швеция). Режиссер Ежи Сладковский. Конкурс. 90 мин.

Кадр из фильма «Водочный завод»

Кадр из фильма «Водочный завод»

«Водочный завод» (недавний победитель фестиваля DOK Leipzig) – смысловая пара к «Розовому такси», еще один экскурс в женский мир, гораздо менее оптимистичный и с художественной точки зрения гораздо более состоятельный. Фильм Сладковского (несмотря на то что ему гораздо глубже, чем Гаульке, удается проникнуть в жизнь своих персонажей) моментами смотрится как хороший игровой: здесь есть яркие характеры, сюжет, красноречивые детали. Главная героиня – мать-одиночка под тридцать, упаковщица на провинциальном водочном заводе, подобно многим женщинам ее судьбы, все еще мечтающая стать актрисой. Она равнодушна к своему сыну и жестока с матерью, кондукторшей трамвая, которая внезапно возобновляет отношения с другом юности. Среда тут гораздо более маргинальна, чем в сравнительно благополучном пространстве «Розового такси», и сексизм выглядит еще более звериным («Если мужчина поднимает на женщину руку, значит, ты заслужила. Просто так бить не будет», – заявляет молодая женщина, подруга героини). Посиделки с приятельницами превращаются в бесконечную пьяную свару (побеждает всегда та, у которой в отличие от остальных есть муж); даже минимальная фантазия о возможном отъезде «в Москву» вызывает бешеную зависть коллег; попытки матери устроить свою жизнь выявляют глубочайшую ненависть между ней и дочерью. В этом мире распавшихся связей нет теплоты, нет дружбы и почти нет родства (единственное исключение – нежные отношения бабушки с внуком, которые педалируются уже ближе к финалу, видимо, чтобы окончательно не погружать зрителя в отчаяние), но режиссер не испытывает ни к кому неприязни – скорее интерес, понимание и сочувствие, неизбежно передающиеся и зрителям.


Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • negator· 2010-12-11 21:06:49
    Посмотрев некоторые работы могу ответить, что автор не совсем компетентен.
    К примеру, какой трамвай в "водочном заводе'. Там мать героини кондуктор маршрутки. Это наталкивает на мысли, что самих фильмов автор не смотрела.
    К примеру в Видеократии, ТВ не убивает общество. Оно его создает.
Все новости ›