Министр культуры Казахстана сказал, что «Тюльпан» еще хуже, чем «Борат».

Оцените материал

Просмотров: 13710

Сергей Дворцевой: «На экранах стало очень много сырой правды»

Елена Ищенко · 19/11/2010
Почему реальность проникла в игровое кино, как документалисту спасти свою душу и почему «Тюльпан» опаснее «Бората»

Имена:  Сергей Дворцевой

©  Евгений Гурко / OPENSPACE.RU

Сергей Дворцевой: «На экранах стало очень много сырой правды»
В нашем прокате — «Тюльпан» Сергея Дворцевого, игровой дебют известного документалиста, два года назад получивший главный приз каннской программы «Особый взгляд». Это история демобилизованного моряка, который возвращается в родную казахскую степь, чтобы жениться, однако его большие уши мешают ему завоевать сердце красавицы по имени Тюльпан. ЕЛЕНА ИЩЕНКО поговорила с Дворцевым об ответственности документалиста перед своими героями и взаимопроникновении реальности и вымысла в современном кино.


Почему ваш фильм, получивший приз в программе «Особый взгляд» в 2008 году и показанный уже в сорока странах, только сейчас добрался до России?

— Абсолютно абсурдная ситуация. На мой взгляд, в нашей стране вся система проката артхаусного кино крайне неэффективна. Если бы права на фильм были у меня, то все было бы нормально, «Тюльпан» вышел два года назад, как везде. То, что у картины все-таки будет прокат, хоть и крайне ограниченный, — заслуга продюсеров, в частности Сергея Сельянова, спасибо им за это. Теперь, начиная снимать новый фильм, я понимаю, как важно сохранить права за собой: они дают возможность его показывать. Если прав нет, тебе могут запросто сказать: «Молодец, хороший фильм снял. До свидания». И фильм будет лежать на полке, пылиться, и никто его не увидит.

А в Казахстане фильм показывали?

— Был очень ограниченный прокат. Властные структуры воспринимают фильм как порочащий имидж страны. Министр культуры Казахстана сказал, что «Тюльпан» еще хуже, чем «Борат». Потому что я, видите ли, показываю бедную жизнь, а у них есть и машины, и города, и горы. В Индии был режиссер Сатьяджит Рей, правительство постоянно ему говорило, что он продает на Запад индийскую бедность. Но после его смерти все об этом забыли, и он стал классиком. Кстати, простые люди в Казахстане смотрят «Тюльпан» и любят его. Пираты успели это дело по-быстрому оформить, и многие люди даже в сельских местностях видели фильм, хотя официальные власти его отторгают.

Как ваш фильм принимали на Западе? Он очень аутентичный, поняли ли его?

— Все зрители очень тепло принимали мою историю, хотя я не пытался добиться универсальности. Наверно, такому восприятию способствовал характер главного героя: его мотивации и характер близки и понятны всем людям независимо от места жительства.

Продюсеры уговаривали меня убрать из фильма казахский язык; говорили, что фильм попадет на Запад, делается для западного зрителя. Но я всячески настаивал на том, чтобы все было максимально аутентично. Если актриса делает масло, значит, она действительно его делает. Она тренировалась две недели, пока у нее получилось. В фильме нет ни одного компьютерного эффекта. Я даже поставил перед актерами условие — они должны были целый месяц перед съемками жить в юрте. А если учесть, что снимали мы не в декорациях, а в местечке, которое называется Голодная степь и до ближайшего города нужно добираться пятьсот километров, это было настоящим испытанием.

Наверно, поэтому «Тюльпан» производит ощущение документального фильма.

— Мне кажется, это прекрасно. В какой-то момент, когда мы сняли этих уникальных животных, роды овцы, я собрал актеров и сказал им, что теперь они должны быть настолько же органичными. Быть на уровне животных — для любого актера это чрезвычайно сложно. Иногда приходилось снимать по тридцать пять дублей.

Сцена рождения ягненка, десятиминутный эпизод, заставил меня изменить восемьдесят процентов сценария. Эта сцена оказалась настолько сильной, метафоричной, что я прямо в степи на две недели засел за сценарий. Люди не понимали, что со мной творится; думали, наверно, что я забыл, как снимать, и ушел в астрал. Хотя менять сценарий на съемочной площадке — почти самоубийство.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • iisakov· 2010-11-21 14:33:00
    не вижу ничего плохого в "сценарии на кухне")
    в документальном кино мы записываем за богом, а в игровом - задаём ему вопросы, спорим с ним. для нормального общения нужно и то, и другое; и я сомневаюсь, что первое намного интереснее и продуктивнее.
  • Fedya· 2010-11-21 22:32:59
    Мне кажется, Дворцевой воссоздал эту схему в "Тюльпане" - и за богом записывал, и вопросы ему задавал. Хотя, скорее, не ему, а самому себе.
  • gorod_solnca· 2010-11-24 00:42:54
    Сижу на полу с буком и понимаю: Как же здорово на минутку заглянуть в мир режиссера-документалиста, "прощупать" его ощущения от собственных творений:).. Потом дождаться финальных титров "Тюльпана" и подумать: "Красота какая!"
    Просто здесь не режиссер,а человек снял фильм, в который сам искренне поверил. Он честно не пытался прокричать: "Я знаю жизнь!" Просто тихо предложил зрителю:"Посмотри, как бывает". Степь, человек и Бог рядом - такое непостижимое , такое земное. Помню, один мудрый человек назвал "Тюльпан" - территорией любви. И мне думается, он не ошибся;)
Все новости ›