Впереди мыслей о том, что «капитализм – говно», идут соображения о том, что и сам фильм-то не очень.

Оцените материал

Просмотров: 10643

«Доктрина шока»

Василий Корецкий · 13/11/2010
ВАСИЛИЙ КОРЕЦКИЙ объясняет, что не так с экранизацией знаменитой книги Наоми Кляйн

Имена:  Майкл Уинтерботтом · Наоми Кляйн

©  Renegade Pictures, Revolution Films

Кадр из фильма «Доктрина шока»

Кадр из фильма «Доктрина шока»

На проходившем в начале ноября фестивале «Новое британское кино» состоялась российская премьера «Доктрины шока» – документальной картины, которую Майкл Уинтерботтом поставил по книге Наоми Кляйн (она, посмотрев исходные материалы, отказалась от сотрудничества с британским режиссером). ВАСИЛИЙ КОРЕЦКИЙ рассказывает о том, почему публицистический прием Кляйн не сработал в кинематографе.

«Какую роль кино должно играть в революционной борьбе?» – спрашивал Годар у Джейн Фонды зимой 1972 года в статье-письме «Исследование образа». Ответ на этот вопрос до сих пор неочевиден: у Сергея Эйзенштейна, снимавшего «Стачку» как увлекательное практическое пособие по организации забастовки, он был один, у того же Годара, раздававшего свои бюджеты и оборудование членам Организации освобождения Палестины, – другой. Одно, впрочем, кажется ясным: главным препятствием к тому, чтобы снимать «политические фильмы политически», является сам синтаксис массового кинематографа. Наиболее удобоваримая и эффектная последовательность сцен и образов присвоена Голливудом; борцам за все хорошее волей-неволей приходится изобретать свой язык киноплаката, а дело это тяжелое и неблагодарное. Попробуйте показать рабочим «Китаянку» – еле ноги унесете.

Фрагмент фильма Сергея Эйзенштейна «Стачка»


Нет никаких сомнений в том, что экранизация «Доктрины шока» Наоми Кляйн – это самый чистый случай политического кино последней декады: книга хоть и не новый «Капитал» (им в левых кругах принято считать «Империю» Негри и Хардта), но, как минимум, «Апрельские тезисы». Как и марксисты, Кляйн убеждена, что способ товарного производства (в наше постиндустриальное время, наверное, правильнее было бы назвать это просто производством прибыли) определяет и весь характер цивилизации – ее культуру, политическую систему, методику образования, социальную иерархию, короче, то, что Мишель Фуко называл биопроизводством, то есть жизнь как таковую. Универсальной структурой, по образу которой было сконструировано все буржуазное общество, от детского приюта до заводов Форда, Фуко считал «Паноптикон» Иеремии Бентама. Кляйн претендует на открытие аналогичной модели, объясняющей суть всего неолиберального капитализма.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›