Художник наделен настолько сильными творческими амбициями, что в какой-то момент у него возникает потребность оказаться внутри большой художественной формы.

Оцените материал

Просмотров: 37548

ПРОВМЫЗА: «Остаться на поле современного искусства или сдаться в плен кино – личное решение художника»

Борис Нелепо · 28/09/2010
Нижегородские видеохудожники – о венецианском эксперименте, кинематографических амбициях и неподготовленном зрителе

Имена:  Галина Мызникова · Сергей Проворов

©  Предоставлено ПРОВМЫЗА

Кадр из фильма «Воодушевление»

Кадр из фильма «Воодушевление»

«Воодушевление» – новая работа видеохудожников из Нижнего Новгорода Галины Мызниковой и Сергея Проворова (ПРОВМЫЗА) – недавно представляла Россию в параллельной венецианской программе «Горизонты». В Москве «Воодушевление» можно будет увидеть в конкурсе международного кинофестиваля «2morrow/Завтра», который пройдет 14–18 октября.

Работы ПРОВМЫЗЫ выставляются по всему миру, присутствуют в коллекции Центра Помпиду, и одновременно они – завсегдатаи кинофестивалей, лауреаты роттердамского приза за короткометражное «Отчаяние» (2009). В соответствии с явной тенденцией постепенного взаимопроникновения кинематографа и современного искусства ПРОВМЫЗА приехала на Венецианский кинофестиваль уже после того, как приняла участие в Венецианской биеннале современного искусства. В 2005-м они представляли здесь свою тактильную инсталляцию: заходивших в павильон людей буквально сдувал ветер, вызывая у них ощущение тревоги и смятения.

Ветер – сквозной мотив, возникающий во многих работах ПРОВМЫЗЫ. Художники работают на территории, где властвует неустойчивость и смятение. Неустойчивость эта иногда находит буквальное выражение. Например, в «Трех сестрах» девушки стоят у окна, пытаясь удержать равновесие и решиться на шаг вперед (в нижегородском «Арсенале» эта работа проецировалась в проеме стены на головокружительной высоте). В одном из самых известных видео ПРОВМЫЗЫ «Скользкая гора» люди скатываются с холма, тщетно карабкаются вверх и снова падают.

©  Предоставлено ПРОВМЫЗА

Кадр из фильма «Воодушевление»

Кадр из фильма «Воодушевление»

У «Воодушевления» литературная основа – общая атмосфера позаимствована из рассказа Андрея Платонова «Происхождение мастера». В картине (визуально чем-то напоминающей работы Апичатпонга Вирасетакуна) группа людей с лицами, скрытыми под распущенными длинными волосами, ищет и находит некое существо в глубине реки Керженец.

ПРОВМЫЗА очень последовательна в своем творчестве: в «Воодушевлении» сходятся мотивы и образы большинства их предыдущих работ. Вместе с «Отчаянием» «Воодушевление» образует загадочную дилогию о смерти; эстетика схожая: широкие просторы и неопознанные люди, бредущие по бескрайнему пространству. В кадре появляются и птицы, регулярно возникающие в работах ПРОВМЫЗЫ. В одном из эпизодов практически дословно цитируется «Скользкая гора», встраиваясь в общую структуру картины.

В работах ПРОВМЫЗЫ легко обнаружить следы влияния большого кинематографа: в «Отчаянии» – «Седьмой печати» Бергмана, в «Капели» – «Слова» Карла Теодора Дрейера, картин Александра Сокурова. Борис Нелепо поговорил с Галиной Мызниковой и Сергеем Проворовым о взаимопроникновении искусства и кинематографа и обновленных венецианских «Горизонтах»; на вопросы они ответили не по отдельности, а от имени группы ПРОВМЫЗА.


– В этом году программу «Горизонты» в Венеции переформатировали. Теперь это своеобразный фестиваль в фестивале, посвященный интеграции современного искусства и кино. Как вы оцениваете эти изменения?

– Да, в этом году Марко Мюллер обозначил конкурс «Горизонты» как «лабораторию визуального языка», расширяющего границы восприятия и изображения. Многое было сделано и изменено приглашенным куратором Серджио Фантом, который составлял программу короткометражных фильмов.

От полнометражных работ с так называемым «традиционным» киноязыком отказаться, наверное, пока невозможно, да в этом и нет принципиальной необходимости. У традиционного кино на фестивале есть свой зритель. Подобные работы явились в какой-то степени классическим противовесом и смотрелись органично.

Программа «Горизонты» выглядела достаточно сильной. В ней присутствовали громкие имена режиссеров экспериментального кино, интересные темы и эстетические находки. Но нам показалось, что публика (в том числе и профессиональная) не была готова к радикальным переменам. Для того чтобы пришел зритель новой формации, нужны годы и некоторые усилия по привлечению заинтересованной аудитории, в том числе музейной и медиафестивальной.

©  Предоставлено ПРОВМЫЗА

Кадр из фильма «Отчаяние»

Кадр из фильма «Отчаяние»

Но шаг сделан, и это очень важный шаг – современному кино нужна такая инъекция. Ведь результатом поиска «новой концепции экранной культуры», новых эмоциональных и психологических возможностей воздействия становятся работы с более чувственным и пластичным языком, нежели в «традиционном», нарративном кино.

– Мы встретились в Москве между вашим самолетом из Венеции и поездом в Нижний Новгород, вы делились впечатлениями от фестиваля. Пару часов спустя объявили итоги «Горизонтов». Оказалось, что главные награды получили фильмы, которые вы отметили в первую очередь. Не могли бы вы о них немного рассказать?

– Нам удалось посмотреть несколько программ, в том числе два фильма-призера. «Лето Голиафа» (победитель «Горизонтов» в категории «полнометражный фильм». – OS) мексиканского режиссера Николаса Переды немного напомнило нам фильмы Педро Кошты. В основе картины – социальная драма. Тереза, потрясенная внезапным отъездом мужа, предпринимает попытку узнать, что же произошло. Ее расследование постепенно превращается в бессмысленное хождение по улицам и домам. Безысходность, одиночество, бесполезные перемещения героев, находящихся в постоянном, не имеющем смысла поиске бытового благополучия. Тереза несет тяжелый чемодан, до отказа заполненный одеждой мужа. Она пытается при первом удобном случае избавиться от ноши, но теплящаяся надежда заставляет ее собрать разбросанные по лесу вещи. Все это можно отнести к перформативной составляющей картины. Так же как и Кошта, Переда много лет работает с одними и теми же непрофессиональными актерами, из фильма в фильм следит за их жизненными перипетиями.

«Лето Голиафа» предлагает зрителю набор псевдосаспиенсов, порожденных набором бессмысленных действий. Например, есть эпизод, где двое молодых людей (один из них сын Терезы) бродят по лесу в военной форме в поисках оставленной где-то одежды. Встретив на пути одинокого старика, они ведут себя вызывающе, неспокойное поведение готовит зрителя к возможному насилию над незащищенным. Возникает сильное напряжение, но оно как-то само собой рассасывается, и герои движутся дальше.

Работа оператора стедикамом имеет выразительные художественные особенности: герои всегда чуть-чуть в расфокусе. Они всегда неявны, как будто чуть-чуть нереалистичны. Фигуры и предметы всегда немного невнятны. Фокус сосредоточен на второстепенных деталях, к примеру на ветке, случайно попавшей в кадр, на траве. В фильме есть несколько достаточно продолжительных эпизодов, когда происходящее находится в сильном расфокусе – до боли в глазах.

Трейлер фильма «Лето Голиафа»
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • bezumnypiero· 2010-10-07 13:32:29
    интересно!
Все новости ›