В нулевые было очень много по-хорошему странного кино, эскапизм героев которого выражался в экстравагантном поведении: они могли спонтанно кидаться в странные танцы под гаражную музыку 60-х или организовывать некое подобие военизированной секты».

Оцените материал

Просмотров: 247181

Топ-15: лучшие фильмы нулевых, которые вы не видели

Борис Нелепо, Мария Кувшинова, Владимир Захаров · 22/12/2009
Кинообозреватели OPENSPACE.RU выбрали пятнадцать фильмов десятилетия, которые вы (возможно, скорее всего) не видели, но должны посмотреть
Кадр из фильма «Ритуал»

Кадр из фильма «Ритуал»

Это субъективный список, в который попали картины, которые мы увидели в новом веке и не смогли забыть. Нам кажется, что они достойны более пристального внимания зрителей, и мы уверены, что многие из их создателей (кроме тех, кто уже умер) будут определять кинематограф следующего десятилетия.


«Ритуал» (Shiki-Jitsu). Режиссер Хидэаки Анно. Япония, 2000

Кадр из фильма «Ритуал»

Кадр из фильма «Ритуал»

«Завтра мой день рождения», — говорит странная девушка незнакомцу. На следующий день он приходит с цветами и подарком, но она их отвергает, говорит: «Завтра мой день рождения». Незнакомец решает снять про чудачку фильм и заодно влюбляется в нее.

Аяко Фудзитани (ее в «Токио!» Мишель Гондри недавно превратил в стул) — дочка дуболома Стивена Сигала, написала грустную повесть «Ритуал» по мотивам своего детства в Лос-Анджелесе. Экранизировать повесть взялся известнейший японский режиссер-аниматор Хидэаки Анно (после успеха сериала «Евангелион нового поколения» он пробовал себя в обычном кино). Анно подредактировал сценарий и заменил герою профессию на собственную: тот стал фрустрированным режиссером-аниматором, который думает снять фильм с живыми актерами. Главную мужскую роль сыграл другой японский режиссер, Сюндзи Иваи — тоже гений и поэт. Главную женскую — сама Аяко Фудзитани. Анно старался сделать фильм похожим на живописное полотно. Делал абстрактные картины из игрушечных дорог и машинок, красных зонтов или тел актеров. Здесь шлагбаумы на железной дороге вальсируют, а обычный дым из трубы завода так вписан в кадр, что хоть сейчас на выставку. В токийском музее фотографии фильм и показывали, а больше почти нигде. — В.З.


«Ночь за ночью» (Toutes les nuits). Режиссер Эжен Грин. Франция, 2001

Кадр из фильма «Ночь за ночью»

Кадр из фильма «Ночь за ночью»

Эжен Грин — радикальный последователь Брессона, создавший собственную узнаваемую эстетику уже в своем первом и лучшем фильме, «Ночь за ночью» (на момент дебюта ему было пятьдесят четыре года). Это экранизация «Первого “Воспитания чувств”» Флобера, действие которого перенесено в 1960—1970-е (разумеется, в кадр попадают и майские восстания шестьдесят восьмого); история двух выросших вместе друзей, дороги которых резко расходятся. Грину, как никому, удается возвратить ощущение большого киноромана, при том что это сугубо камерный кинематограф. Герои Грина отстраненно произносят, глядя прямо в камеру, пылкие монологи, перемежаемые барочной музыкой. В его фильмах друг друга любят в течение многих лет по переписке, принимают решения, увидев вспышку света на фасаде собора, и отдаются незнакомцу с ранами от распятия на руках. Ему минимальными средствами и при самых ничтожных бюджетах поддаются любые сюжеты и темы. Например, следующий его фильм, «Живущий мир», — сказка о рыцаре, бросающем вызов огру, который держит взаперти прекрасную даму и питается окрестными детьми. Не всем придется по вкусу высокопарность и утонченная, преувеличенная французскость Грина, который вообще-то Юджин и происходит из Нью-Йорка, от чего всячески открещивается и даже отказывается давать интервью по-английски. Свою жизнь во Франции он начал с открытия в Париже собственного театра в конце 70-х. Как поход в любимый театр и следует воспринимать его кино: театральный теоретик и специалист по барочной культуре, Грин разыгрывает со своей труппой в узнаваемых декорациях самые разные сюжеты, и вкус его никогда не подводит. — Б.Н.


«Возвращение Калиостро» (In ritorno di Cagliostro). Режиссер Даниеле Чипри и Франко Мареско. Италия, 2003

Кадр из фильма «Возвращение Калиостро»

Кадр из фильма «Возвращение Калиостро»

Чипри и Мареско — могильщики, весело кидающие кости на могиле давно покойного итальянского кино. Они живут в Палермо, когда-то снимали на деньги телеканала «РАИ-3» похабные черно-белые ролики про местных идиотов в ожидании Апокалипсиса, а также документальные фильмы вроде «Пидорас» (воспоминания очевидцев о визите Пазолини на Сицилию) или «Энцо, завтра в Палермо!» (про крестного отца, помешанного на кинематографе). Их самая радикальная картина — постпазолиниевский гротеск «Тото, который жил дважды» — спровоцировал несколько цензурных скандалов в разных странах мира. «Возвращение Калиостро» по сравнению с ним — почти народная комедия, черно-белое «кино о кино», в котором два сумасшедших сицилийца из 40-х затевают постановку крупнобюджетного фильма про графа Калиостро и приглашают на главную роль избалованного голливудского актера (Роберт Инглунд). Здесь Чипри и Мареско, любимцы венецианской «Мостры», издеваются над всем, без чего невозможно современное фестивальное движение, от национального колорита до неприкосновенной классики (в «Калиостро» пародируются, в частности, и некоторые феллиниевские приемы). В снятом ими через год документальном фильме «Как мы изгадили итальянское кино: правдивая история Франко и Чиччо» главными героями cinema italiano провозглашаются два комика, которых в 60-е люто ненавидели интеллектуалы. — М.К.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:21

  • zelo· 2009-12-22 19:10:42
    один я все-таки видел. но только из заметки узнал, о чем все-таки он был. спасибо.
  • pataphysic· 2009-12-23 13:20:39
    спасибо за обзор, попробую найти и посмотреть...
  • sinefil2· 2009-12-23 13:23:58
    палфи а не пальфи
Читать все комментарии ›
Все новости ›