Я помню, как газета Times возмущалась по поводу «молодого радикального кинематографиста» Стивена Фрирза. Стивен сказал мне тогда: «Что за чушь – я не радикальный, и мне под пятьдесят!»

Оцените материал

Просмотров: 11213

Ник Пауэлл: «Режиссеров и сценаристов – пруд пруди, они по семь-восемь лет ищут работу»

Мария Кувшинова · 03/11/2009
Основатель корпорации Virgin начинал как бутлегер — теперь он возглавляет британскую Национальную киношколу и знает, как трудоустроить выпускников

Имена:  Ник Пауэлл

©  Евгений Гурко

Ник Пауэлл: «Режиссеров и сценаристов – пруд пруди, они по семь-восемь лет ищут работу»
В Москве проходит десятый фестиваль «Новое британское кино» — ретроспектива одной из самых сильных и самых обиженных российским прокатом кинематографий мира. Показы закончатся в среду, а во вторник в «Европейском» можно увидеть две лучшие картины фестиваля: «Сомерс-таун» (черно-белый лирический эксперимент брутального в прошлом Шейна Медоуза) и «Бронсона» Николаса Виндинга Рефна (энергичный посткубриковский боевик про самого буйного зэка Соединенного Королевства).

Среди гостей киносмотра — Ник Пауэлл, директор Национальной школы кино и телевидения (NFTS) (выпустившей, в частности, из своих стен создателя Уоллеса и Громита Ника Парка, оператора первых фильмов Тарантино Анджея Секулу, режиссера «Гарри Поттера и ордена Феникса» Дэвида Йейтса). Пауэлл известен, кроме этого, в качестве продюсера «Жестокой игры» Нила Джордона, а также одного из основателей транснациональной корпорации Virgin. В Москве он прочел публичную лекцию о сторителлинге в кино и рассказал OPENSPACE.RU о принципах обучения кинематографистов в NFTS.


— Вы соизмеряете количество своих студентов с потребностями индустрии, чтобы не было перепроизводства кадров?

— Мы даем образование очень небольшому количеству людей и делаем акцент на специалистах, не на творцах. Результат — девяносто пять процентов наших выпускников работают в аудиовизуальной индустрии: кино, телевидение, реклама, видеоарт, компьютерные игры. Есть большая потребность в звукоинженерах, художниках-постановщиках, специалистах по спецэффектам и так далее. Они находят работу мгновенно — никто в стране больше не обучает необходимых для кино специалистов так, как это делаем мы. Режиссерам и сценаристам приходится сложнее: их пруд пруди, может пройти семь-восемь лет, прежде чем они найдут свое место в профессии. Иногда бывает еще дольше, и лишь изредка быстрее: вот один наш ученик получил премию BAFTA через два года после выпуска.

— И как вы мотивируете всех этих специалистов? Все ведь хотят быть именно режиссерами, никто не хочет оставаться на вторых ролях.

— Да, это вопрос. Тех, кто работает со звуком, мы находим в музыкальной индустрии, в том числе и среди самих музыкантов. Играет человек в группе без особой надежды на прорыв, но ему же надо на что-то жить? К монтажерам свой подход, им мы говорим: «Посмотрите, как много великих режиссеров начинали в монтажной, Дэвид Лин, например». Это чистая правда: монтажер получает тонны плохой пленки, смотрит на это все и думает: «А нельзя было срежиссировать чуть получше?» Операторам, наоборот, рассказываем о том, как много плохих режиссеров поначалу стояло за камерой — лучше бы там и оставались. Их, помимо прочего, отлично мотивирует то обстоятельство, что без оператора никакой фильм невозможен, всегда будет работа. Людей с архитектурным образованием, выпускников арт-школ мы учим на художников-постановщиков. Вообще, люди, как правило, приходят уже с готовым решением. У нас нет этой распространенной проблемы, когда все учатся на кого повезет, но в глубине души мечтают стать режиссерами.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›