Оцените материал

Просмотров: 8305

Бизнес по-русски

Анастасия Палёнова · 05/09/2008
Фолькер Диль: «Бывает, что про открытие выставки в Берлине может никто и не написать. Здесь же мы чувствуем себя какими-то звездами»

©  Евгений Гурко

Бизнес по-русски
В последние полгода Москву наводнили слухи об открытии представительств именитых западных галерей. К нам собирался владелец White Cube — Джей Джоплин, но не приехал, а Ларри Гагосян осторожно прощупывает почву и всячески отнекивается от московских» планов. На сегодняшний день в городе работает всего одна западная галерея — Diehl + Gallery One — первая ласточка мирового арт-бизнеса в наших краях. За пять месяцев существования здесь успели показать Дженни Хольцер, русское искусство 1980-х — начала 1990-х годов из коллекции самого Фолькера Диля и «свежую кровь» — молодых художников из России и с Украины. На очереди Вим Дельвуа, Ольга Чернышева и китайцы, если только прохлада в отношениях с Западом не нарушит планы берлинского галериста. А пока 5 сентября в Берлине открывается выставка «Москва!» с классическим составом русских и современных: АЕС+Ф, «Синие носы», Мамышев-Монро, Осмоловский...

О первых опытах

В 1980-е галеристов в Берлине было не так много. Когда я только решил открыть галерею, да еще и с интернациональным составом художников, многие попросту не скрывали смеха. Затем я участвовал в создании первой берлинской ярмарки современного искусства Art Forum. Все говорили, что мы сумасшедшие, если решили устроить подобное мероприятие в Берлине. Но нужно помнить, что время было такое — только что упала стена. Это сейчас город переполнен галереями, а тогда все только начиналось. Так что мне не привыкать делать что-то первым.

О Москве в девяностые

©  Евгений Гурко

Бизнес по-русски
Я приехал в Москву в середине 1990-х, и это было очень темное время во всех смыслах. Если я не ошибаюсь, Лужков наладил иллюминацию в 1996 или 1997 году, а я приехал где-то за год до того. В это время здесь даже ресторан было найти непросто. Не говоря о художественной жизни, которая, конечно, не отсутствовала, но полностью держалась на личных связях. Художники, которых я встречал, даже не улыбались. Сегодня мы с вами наблюдаем совершенно иную ситуацию. Люди следят за тем, что происходит в искусстве. Арт-сцена стала более открытой, люди стали смотреть на вещи позитивно. Даже работы стали интереснее.

О правильных связях

Между идеей галереи в Москве и физическим появлением пространства прошло не так много времени — всего один год. Весной 2007-го я принял решение, а в этом году все заработало. Мне очень повезло, так как с самого начала у меня не было проблем с помещением. Оно принадлежало моему другу, коллекционеру, который, по сути, и уговорил меня открыть здесь галерею. Обычно люди тратят огромное количество времени в поисках подходящего места, в разговорах с городскими властями и т.д., а мне досталось уже все готовое. Это была самая легкая часть дела, гораздо сложнее оказалось работать с местными покупателями.

О русском коллекционере

Коллекционеры здесь пока

©  Евгений Гурко

Бизнес по-русски
еще не привыкли к тому, как работают западные галереи. Там все гораздо проще. Правила отношений между галереей и покупателем давно отработаны, эта модель функционирует уже несколько десятилетий. С обеих сторон там действуют профессионалы. Русский арт-рынок существует всего несколько лет, и люди попросту не знают, как взаимодействовать друг с другом. Для меня в этих отношениях постоянно открывается что-то новое, какие-то сюрпризы. Я учусь каждый день.

О бизнес-стиле

Я стараюсь работать в Москве так же, как я делаю это в Берлине. По сути, я импортирую свой стиль ведения бизнеса. Самым сложным, как это ни странно, оказалось найти людей для работы в галерее. К позитивным моментам можно отнести внимание к нам всевозможных СМИ. Бывает, что про открытие выставки в Берлине может никто и не написать. Только представьте, там работает больше двухсот галерей, не считая арт-центров и музеев, а в газете выходит всего один материал про искусство в неделю. Здесь же мы чувствуем себя какими-то звездами.

О гении места

©  Евгений Гурко

Бизнес по-русски
Для меня русский менталитет и культура гораздо ближе к Европе, нежели к Азии. Я часто летаю в Пекин и Шанхай, но это слишком далеко. Я не всегда понимаю людей там. Китайский язык для меня еще более сложный, чем русский, который я пытаюсь учить. Мне очень нравится Москва и люди, которые здесь живут. Моя подруга Айдан Салахова во многом виновна в том, что я теперь сижу здесь. Именно она пригласила меня в Москву в середине 1990-х, и все это время мы общаемся и даже делаем совместные проекты. У меня есть квартира недалеко от галереи, и я провожу много времени здесь. То есть нельзя сказать, что я приехал заработать деньги. Пятьдесят процентов меня в Берлине, другие пятьдесят — в Москве. А теперь у меня здесь еще и ребенок.

О головокружении от успехов

Выставка Дженни Хольцер была очень своевременной для московской арт-сцены. Мы привезли настоящего классика современного искусства. Вдвойне приятно, что она сделала специальный проект для Москвы. Вторая выставка, «Гласность/Перестройка», прошла даже успешнее, чем я ожидал. О финансовой отдаче здесь речь не идет, так как работы не продавались. Мы все еще дополняем коллекцию вместе с куратором Сашей Обуховой, которая отлично разбирается в этом периоде. А в 2009 году уже полноценная версия будет показана в Лондоне, в галерее Haunch of Venison. Нам очень интересна реакция западной публики. Очень жаль, что это время практически не представлено в русских музеях и арт-институциях. Я бы с удовольствием поддерживал подобные инициативы... Недавно ко мне в галерею приходил директор Британской высшей школы дизайна. Он собирается открыть академию современного искусства. Я считаю, что это то, чего не хватает в Москве. В Берлине подобные учебные заведения уже имеются. Так что там моя помощь не так и важна.

О «холодной войне»

Я постоянно разговариваю с моими

©  Евгений Гурко

Бизнес по-русски
русскими друзьями об этом. Если будет война, то мне придется нелегко. Я должен продавать работы, мне необходимо быть в плюсе, поскольку я не музей, а галерея. К тому же в Москве все стоит очень больших денег. Но я стараюсь отгонять эти черные мысли. Я теперь постоянно смотрю новости и читаю газеты. Сейчас ситуация становится хуже, но я надеюсь, что через какое-то время все пойдет в обратном направлении. Стараюсь быть оптимистичным. Сначала я, конечно, был в шоке. Для меня это не означает ничего хорошего. Я только открыл галерею, а тут кризис в отношениях Европы и Москвы — очень не вовремя.

О выставке «Москва!» в Берлине

Мы продолжаем работать в обычном режиме. Эта выставка была запланирована еще два месяца назад. Надеемся, несмотря на последние события, что на нее отреагируют положительно. Все-таки художники люди мира. Я надеюсь на позитивные отзывы зрителей и прессы. Мне кажется, мы поймали очень интересный момент: весь арт-мир давно смотрит в сторону России, а теперь и весь остальной мир к нему присоединился.

 

 

 

 

 

Все новости ›