Оцените материал

Просмотров: 7005

Большой успех маленькой ярмарки

Катя Кибовская · 25/08/2008
Анна Кустера: «Как-то ко мне зашли Билл Гейтс и Боно — они перепутали мою галерею с Gagosian Gallery»

©  Catharine Clark Gallery, Сан-Франциско

 Уолтер Робинсон, Sold,2008

Уолтер Робинсон, Sold,2008

В июле в Нью-Йорке прошла самая оригинальная ярмарка современного искусства The World’s Smallest Art Fair. Лоты ярмарки были выставлены в витрине галереи Anna Kustera. Ярмарка завершилась первого августа, по ее итогам были проданы шесть из тридцати работ (переговоры об оставшихся лотах также ведутся). Летняя инициатива хозяйки галереи Анны Кустеры получила неожиданное продолжение. Возможно, The World’s Smallest Art Fair пройдет в рамках следующей ярмарки Art Dubai. С Анной Кустерой встретилась КАТЯ КИБОВСКАЯ.

— Как вам пришла в голову идея организовать «Самую маленькую ярмарку в мире»?


— Меня вдохновил мой друг, художник Маурицио Кателлан. Он всегда что-то такое придумывает: взять, к примеру, его Wrong Gallery (галерея в дверном проеме, размером метр на метр, была создана Маурицио Кателланом вместе с кураторами Массимилиано Джиони и Али Суботником в 2002 году в Нью-Йорке. После сноса здания самую маленькую галерею в мире приютила лондонская Tate Modern). И вот он меня стал подбадривать, мол, почему бы не провести ярмарку в собственной галерее? При этом все предметы выставить в витрине, чтобы было видно с улицы. Я тогда готовилась к ярмарке Art Chicago и не стала особо задумываться над его словами. Ярмарка в Чикаго, скажем так, не пользовалась особым успехом: хотя все было организовано как надо, коллекционеры и покупатели не проявили должного интереса. Слишком уж много галерей было представлено, слишком много событий в один момент. И я поняла, что люди устали от такого количества мероприятий: каждую неделю проходит новая большая ярмарка. Мне показалось, что в маленькой ярмарке есть смысл.

— То есть вы устроили ярмарку ровно наоборот: крохотное пространство, скромный выбор художников?

— Да, и все работы были выставлены в витрине галереи. Всю ярмарку можно было охватить одним взглядом.

— Мне это напомнило window-shopping — разглядывание витрин, которое заменяет сам акт покупки.

— Да! В этом что-то есть. К тому же я хотела показать, что даже один квадратный фут в Челси чего-то стоит. Я выставила всем галереям-участникам плату за квадратный фут в 100 долларов, что приблизительно равняется расценкам на пространство галереи на первом этаже (1076 долларов за квадратный метр). Многие нашли занятным предложение выставить работы минимальных размеров, иначе бы они просто не поместились. Это в Европе на ярмарках есть где развернуться, а тут всего фут.

©  Anna Kustera

 The World's Smallest Art Fair

The World's Smallest Art Fair




— Представленные работы были более чем доступны — многие не дороже 1000 долларов. Искусство по карману также было вашей целью?

— Вовсе не обязательно. Я приглашала галереи, и именно они выбрали те работы, которые выставлялись. Сама же выступала скорее продюсером, нежели куратором.
Я просила только об одном — чтобы лоты были скромных размеров.

— Как долго вы готовили ярмарку?

— Я вернулась из Чикаго и решила организовать ярмарку за три месяца. Изначально я хотела привлечь 50 галерей, но в итоге участие приняли 30. Возможно, если бы у меня было больше времени в запасе, удалось бы договориться с большим количеством галерей. Интересно, что когда я стала рассылать электронные письма возможным участникам, то поняла, что многие не отнеслись к этой затее серьезно, решили, что это шутка.

— Но ведь действительно ярмарку можно расценить и как арт-шутку. Особенно если учитывать, что идею вам подсказал Кателлан, а он известен своим чувством юмора.

— Несомненно, в этом есть определенная дерзость — показать, что и в витрине одной галереи может проходить ярмарка современного искусства. Но я тоже часть арт-рынка: участвую в ярмарках, играю по тем правилам, которых требует бизнес. Так что я не насмехаюсь над индустрией, скорее, пытаюсь заявить, что вокруг слишком много всего: слишком много ярмарок, слишком много событий... Люди бродят от стенда к стенду, а самого искусства не видят. Плюс еще биеннале, теперь вот и в Москве есть биеннале, и в Стамбуле. Как все это можно осилить, не представляю.

©  Leslie Tonkonow Artworks + Projects, Нью-Йорк

 Джулия Ошанц, Fiction Follows Form, 2008

Джулия Ошанц, Fiction Follows Form, 2008



— Как давно вы стали владелицей галереи?

— Моя первая галерея открылась в 1996 году в Сохо. Затем мой партнер стал сотрудничать с другим арт-дилером, и в 2004 году я перебралась в Челси. Район сильно изменился, и мне нравится такая концентрация галерей в одном месте. Взять, к примеру, 21-ю улицу — по соседству с моей находится новая галерея Ларри Гагосяна. Как-то ко мне зашли Билл Гейтс и Боно — они перепутали мою галерею с Gagosian Gallery. Это было здорово — Боно и Гейтс вместе.

— Последуют ли за этой ярмаркой другие?

— Да и так уже слишком много ярмарок. (Смеется.) Хотя директор ярмарки Art Dubai заходил на днях в галерею и предложил сделать версию The World’s Smallest Art Fair в Дубае в марте.

— Вот так «Самая маленькая ярмарка в мире» станет еще и международной...

— Но я не хочу быть организатором ярмарки! Мне все-таки нравится работать в рамках галереи. Надо посмотреть, как дела будут складываться дальше.

— А Москва как возможное направление вас привлекает?

— Я, честно говоря, заинтересована на данный момент в Азии. Я свободно разговариваю по-корейски, поэтому Корея — приоритетный пункт.

— А вы, кстати, не подавали заявку в Книгу рекордов Гиннесса как организатор «Самой маленькой ярмарки в мире»?

— Я искала информацию в интернете об арт-проектах вроде моего, но ничего определенного не нашла. Думаю, мне точно стоит связаться с представителями Книги рекордов Гиннесса. Было бы весело: на одной странице самый высокий человек в мире, а на другой — наша ярмарка.

 

 

 

 

 

Все новости ›