Оцените материал

Просмотров: 14246

На Cалон как в музей

Анна Савицкая · 02/03/2009
Что бы ни происходило в мире, дважды в год, осенью и весной, ведущие отечественные антиквары съезжаются в ЦДХ — и никакой кризис им не страшен

©  Евгений Гурко

 Специальный проект XXVI Антикварного Салона – «Эпоха Николая I»

Специальный проект XXVI Антикварного Салона – «Эпоха Николая I»

В субботу 28 февраля открылся XXVI Российский антикварный салон — пожалуй, последний оплот стабильности на нашем арт-рынке. На фоне отмены ярмарки изящных искусств MWFAF и переноса на осень «Арт-Москвы» ожидания в отношении Салона были самые мрачные. Ходили слухи, что от участия отказались чуть ли не все самые известные и уважаемые галереи. Не до антиквариата сейчас и постоянному спонсору компании «Тройка Диалог», поэтому не было в этот раз традиционно организуемого накануне открытия, в пятницу, вернисажа для VIP-гостей. Даже распространенный заранее пресс-релиз начинался с не самой оптимистичной, хотя и справедливой фразы: «В этом году Салон проходит в сложной обстановке, вызванной экономическим кризисом…»

©  Евгений Гурко

На Cалон как в музей
На деле все оказалось не так уж печально. Действительно, на привычных местах не было старожилов вроде Михаила Перченко и его галереи «Старые мастера». Не участвуют в 26-м весеннем и такие галереи, как «Школа» и Ravenscourt Galleries,  поразившие всех когда-то тем, что привезли в Москву  «голубые фишки» арт-рынка, работы французских импрессионистов. Не были представлены на Салоне и галереи, совмещающие комиссионную и аукционную продажи, отечественное ноу-хау — «Совком», «Магнум Арс» и «Кабинетъ». Не многие петербургские антиквары добрались в этой раз до ЦДХ. Сокращение количества участников было весьма ощутимо: никогда на втором этаже, где обычно размещаются стенды самых известных и уважаемых галерей, не было такого простора.

©  Галеев-Галерея

Алексей Явленский. Пейзаж. 1908. Доска, масло. 22,5х29,5

Алексей Явленский. Пейзаж. 1908. Доска, масло. 22,5х29,5

Однако в некотором смысле изменение экономической ситуации пошло Антикварному салону на пользу.

©  «’Эритаж»

Георгий Пожедаев.  «Фавн и нимфы», 1936, Бумага, акварель, гуашь, картон, 57х43

Георгий Пожедаев. «Фавн и нимфы», 1936, Бумага, акварель, гуашь, картон, 57х43

Спрос на произведения искусства сократился, новые коллекционеры уже не совершают покупки с прежней легкостью, и галеристы оказались в ситуации более жесткой конкурентной борьбы. Те, кто все же решил участвовать, особенно тщательно подошли к оформлению стендов. Конечно, остались галереи, выступившие в привычном формате, — на стенде есть всего понемногу: русская пейзажная живопись, ампирные стулья и кузнецовский фарфор. Но многие участники постарались подготовить для Салона какую-то тематическую экспозицию.

Остроумный ход предпринял Ильдар Галеев, выставивший на продажу автограф Кандинского ($20 тыс.) — письмо, адресованное художнику Бехтееву, 1924 года. Текст интересен тем, что описанный Кандинским экономический фон является точным слепком с сегодняшней ситуации на рынке искусства: «Весь этот год положение финансов в Германии очень плохое вообще, а в частности положение искусства — в смысле заработка — еще гораздо хуже. Денег ни у кого нет, и коллекционеры нередко не то что не покупают новых вещей, а продают уже у них имеющиеся, т.к. им нужны наличные деньги. <…>

©  Галерея 2.36

Андрей Гончаров. Портрет Марианны Бруни. 1956. Холст, масло. 100х80

Андрей Гончаров. Портрет Марианны Бруни. 1956. Холст, масло. 100х80

Цены на аукционах… доходили до смехотворности: графика крупных мастеров предлагалась за несколько марок и за несколько марок покупалась. Год же тому назад мы все хорошо продавали».
Чтобы подтвердить, что жизнь продолжается, галерист выставил, кроме письма, несколько работ русских художников, современников Кандинского, чье творчество было также связано с Мюнхеном. Живопись Алексея Явленского можно приобрести за $200 тыс., а работу Марианны Веревкиной — $150 тыс.

Галерея «Элизиум» показывает на своем стенде некоммерческую экспозицию — графику ОСТа (расширенный вариант выставки можно увидеть в галерее), а также выставляет на продажу несколько графических работ Натальи Гончаровой ($25—35 тыс.). Как всегда, много на Салоне стендов галерей, работающих с творчеством художников русского зарубежья. «’Эритаж» предлагает театральные эскизы русской эмиграции, этим же направлением занимаются и Maricevic Fine Art, а также галерея Владимира Каплунова.

©  Евгений Гурко

На Cалон как в музей
Две галереи — «Веллум» и «2.36» выступают с небольшими персональными выставками. «Веллум» представляет творчество Анатолия Каплана (1903—1980). Интересные работы 1930—1960-х годов, с сюжетами из жизни еврейского местечка и символами иудаизма, можно приобрести за $10—30 тыс. Галерея «2.36» на этот раз также посвятила стенд одному художнику, но совсем другому и по духу, и по стилю. Это живопись Андрея Гончарова 1960-х годов. Стоимость портретов известного графика, одного из основателей ОСТа, — от €70 до €120 тыс.

©  Евгений Гурко

На Cалон как в музей
Интересную стратегию арт-бизнеса в условиях финансового кризиса предлагает галерея «Русский авангард 10—30-х годов». Все выставляемые на Салоне предметы предложены к продаже не по одному, а целиком, коллекциями. Именно поэтому стенд можно разделить на три самостоятельные тематические экспозиции: на стенах висят фотографии Николая Свищева-Паоло (1874—1964) и ранние рисунки 20-х годов известного художника-плакатиста Николая Андреевича Долгорукова (1902—1980). Легкие элегантные рисунки показывают Москву конца 20-х годов, крымские пейзажи, балет и бытовые сцены. Центральную часть стенда занимает коллекция дымковских и каргопольских глиняных игрушек, созданных в основном в дореволюционный и предвоенный периоды.

©  Евгений Гурко

На Cалон как в музей
Цены многие участники Салона называют неохотно, и вообще о продажах говорится мало. Складывается впечатление, что большинство галеристов рассматривают свое участие скорее как пиар-ход, возможность укрепить свой авторитет. В то же время на этом Антикварном салоне можно увидеть несколько интересных работ, которые давно не появлялись на рынке. Это связано с тем, что кому-то приходиться расстаться с частью коллекции, зато у тех, кто не испытывает сейчас проблем с наличными, есть возможность сделать удачные приобретения. Резкого снижения цен нет — никто не готов продавать качественные вещи «по бросовым ценам», поэтому ожидания некоторых потенциальных покупателей не оправдались. Будут ли серьезные продажи на 26-м Антикварном салоне, будет понятно уже в конце этой недели, но посмотреть в любом случае есть на что.


Другие материалы раздела:
Анна Савицкая. Русский граф французской абстракции, 24.02.2009
Десять лотов, которые потрясли мир, 25.02.2009
Анна Савицкая. Модная коллекция, 17.02.2009

 

 

 

 

 

Все новости ›