Оцените материал

Просмотров: 11408

Итоги салона

Анастасия Палёнова, Анна Савицкая · 29/10/2008
Пережидать кризис лучше с Дереном, чем без него

©  Евгений Гурко

 Западноевропейский витраж на стенде галереи «2.36»

Западноевропейский витраж на стенде галереи «2.36»

Двадцать пятый юбилей Салона в ЦДХ пришелся на разгар кризиса, который не мог обойти стороной арт-рынок, но очень по-разному отразился на различных его сегментах. В этой ситуации очень многое зависело от стратегии, выбранной каждой из галерей. В атмосфере всеобщей настороженности стенды скорее походили на музейные витрины, нежели на место купли-продажи. Ярмарочный дух если и витал, то на третьем этаже ЦДХ, где гнездятся антикварные лавки с более доступными вещами. Там активно торговали иконами, фарфоровыми статуэтками и вазами, несмотря на тревожные разговоры о судьбе арт-рынка.

©  Евгений Гурко

 Стенд галереи «Школа»

Стенд галереи «Школа»


По мнению директора галереи «На Ленивке» Елены Ворониной, XXV Салон прошел на высоком уровне: «Стенды оформлены шикарно, рекламная кампания проведена лучше, но вот только продаж меньше». Покупатели, по словам Ворониной, не всегда ведут себя достойным образом: «Многие считают, что из-за кризиса все подешевело на пятьдесят процентов, и думают, что это последний шанс галериста что-то продать». С этим согласен директор галереи «Школа» Андрей Еремин: «К нам приходит довольно много коллекционеров-дилетантов, которые считают, что кризис сразу же должен отразиться на ценах, и ожидают значительных скидок, но этого не случится». Несмотря на то что «Школа» представила достаточно скромный по сравнению с предыдущими выпусками Салона вариант экспозиции (Le peintreau chevalet Шагала за $1,5 млн, Nu devant la glace ou baigneuse Пьера Боннара за $1,7 млн, «Радугу» Пьера Делоне за $3 млн, две ранние вещи Кандинского за $450 тыс. и $650 тыс.), продаж, по словам Андрея Еремина, нет.

©  Евгений Гурко

 Василий Кандинский. Дамы в кринолинах. Ок. 1904. Резная доска, гуашь, карандаш. 22,9х59см. Ravenscourt Galleries

Василий Кандинский. Дамы в кринолинах. Ок. 1904. Резная доска, гуашь, карандаш. 22,9х59см. Ravenscourt Galleries


Елизавета Мешквичева из Ravenscourt Galleries, на стенде которой также был ранний Кандинский (Promenade Gracieuse, €350 тыс.), не торопилась с выводами: «Люди заходят, присматриваются, прицениваются, но о влиянии кризиса мы сможем судить только через неделю, когда коллекционеры придут или не придут в галерею за работами».

©  Евгений Гурко

 Стенд галереи «Ковчег»

Стенд галереи «Ковчег»


Считается, что во время кризиса качество — это единственное, что не может обесцениться. Итоги Салона показали, что коллекционеры по-прежнему готовы покупать первоклассную русскую живопись ХХ века за приличные деньги. На это полагались галеристы из «Ковчега», показавшие на Антикварном салоне Константина Истомина — художника музейного уровня, работы которого ранее на рынке практически не появлялись. «Ковчегу» удалось продать сразу несколько вещей, каждую по цене свыше $100 тыс. Тот факт, что качество всегда в цене, подтвердил и Юрий Петухов из галереи «2.36». Коллекция западноевропейского витража XIII—XIX веков — небольшая, но тщательно отобранная и уникальная в своем роде — оказалась весьма востребованной. Кроме многочисленных предложений о покупке отдельных вещей, которые галеристы решительно отвергали, во время Салона нашлось около пяти покупателей, желающих приобрести целиком коллекцию, общая стоимость которой составляет €850 тыс.

©  Евгений Гурко

 Западноевропейский витраж на стенде галереи «2.36»

Западноевропейский витраж на стенде галереи «2.36»


Есть в сложной экономической ситуации и другой беспроигрышный ход — сделать ставку на работы среднего уровня по сравнительно низким ценам. В таком случае целевой аудиторией оказываются уже не крупные коллекционеры, долго обдумывающие приобретение каждой новой вещи, а состоятельные покупатели, желающие украсить интерьер. О том, что такой подход оказался в данной ситуации верным, свидетельствуют результаты продаж галереи «Альбион». Со стенда в первую очередь ушли сравнительно недорогие западные вещи стоимостью от $10—30 тыс. Алексей Зайцев считает результаты прошедшего Салона положительными, хотя и без головокружительного успеха: «Ситуация сейчас намного лучше, чем на ноябрьском Антикварном салоне 1998 года, проходившем после августовского дефолта, — тогда ощущение краха витало в воздухе. Сейчас скорее ощущается неопределенность, которая, впрочем, мешает клиентам принимать решения о покупке произведений искусства, особенно дорогих».

©  Евгений Гурко

 Стенд галереи «Альбион»

Стенд галереи «Альбион»


Есть среди участников Салона и те, кто относится к кризису весьма философски. Так, Ильдар Галеев считает, что в наше время людям вообще свойственно сгущать краски: «Настроения настороженные — коллекционеры присматриваются и тщательно обдумывают покупки. Никто не знает, как себя вести, ожидая краха. Корректировка цен неизбежна, но обвала рынка искусства не случится». Участие своей галереи Галеев рассматривает не столько с точки зрения удачных продаж, сколько как возможность привлечения все новых коллекционеров к уже сложившемуся кругу поклонников галереи.

©  Евгений Гурко

 Рулант Якобс Саверей. Пейзаж с руинами. Начало XVII века. Дерево, масло. 38х53. Галерея Вобликова

Рулант Якобс Саверей. Пейзаж с руинами. Начало XVII века. Дерево, масло. 38х53. Галерея Вобликова


Для Николая и Сергея Вобликовых, специализирующихся на голландской и фламандской живописи XVII века (одной из самых интересных работ на их стенде был «Пейзаж с руинами» Руланта Саверея), критерием успешности на Салоне служит заинтересованность потенциальных покупателей в работах старых мастеров. С этой точки зрения Салон оправдал их надежды, а все серьезные сделки всегда совершались по его завершении. К слову, старые мастера всегда считались убежищем для капитала: их работы растут в цене довольно медленно, но они совершенно не реагируют на возможные рецессии. Так, итогами Салона остался удовлетворен Михаил Перченко — владелец галереи «Старые мастера». «Я продал четыре работы в пределах 100 тысяч долларов, — сообщил господин Перченко. — Для меня это обычный, хороший результат».

©  Евгений Гурко

 Стенд галереи «Старые мастера»

Стенд галереи «Старые мастера»


В любом случае никто из галеристов распродавать работы по бросовым ценам не собирается. Как замечает Юрий Петухов, «от того, что хороший Дерен останется у меня, он хуже не станет, только подорожает со временем».

 

 

 

 

 

Все новости ›