Оцените материал

Просмотров: 8777

Игра в монополию

Анастасия Палёнова · 14/11/2008
Наследие Константина Истомина оказалось в руках главных специалистов по возвращению на рынок забытых имен — галереи «Ковчег»

©  Предоставлено галереей «Ковчег»

 Константин Истомин. Лида, лежащая в черном, на фоне ковра. 1929

Константин Истомин. Лида, лежащая в черном, на фоне ковра. 1929

Арт-рынок держится из последних сил — торги проходят под вздохи разочарования из-за непроданных лотов, а на ярмарках работы уже не разлетаются, как горячие пирожки, сразу после открытия. Впереди проверка на прочность рынка русского искусства: через неделю в Лондоне сразу в четырех аукционных домах — Sotheby’s, Christie’s, Bonhams и MacDougall’s — пройдут тематические торги, по итогам которых можно будет судить о дальнейшей его судьбе. Всего месяц назад в кулуарах Антикварного салона царили оптимистичные настроения. Большинство участников считали, что кризис искусству не помеха. Среди них и галерея «Ковчег», которая посвятила стенд очередному «забытому имени» — Константину Истомину. В рамках долгоиграющего проекта «Музей неактуального искусства» галерея показывала художников, оказавшихся за бортом истории отечественного искусства и тем более вдали от современных рыночных реалий. «Людям важна радость узнавания, а в случае с нашими художниками это не работает», — признается один из кураторов галереи Сергей Сафонов. Тем не менее подобное поведение позволяет строить рынок художника практически с нуля и, что самое главное, самим заниматься ценообразованием. Стратегию «Ковчега», которой в этом году исполняется уже двадцать лет, переняли и другие участники антикварного рынка. К примеру, «Галеев-галерея» тоже делает ставку на забытые имена, но ищет их преимущественно по ленинградским мастерским.

©  Предоставлено галереей «Ковчег»

 Константин Истомин. В кафе. Мужчина в шляпе за столиком. 1922-1925

Константин Истомин. В кафе. Мужчина в шляпе за столиком. 1922-1925

Константин Истомин родился в 1887 году в Курске, живописи учился в Германии у известного венгерского педагога Шимона Холлоши и в Москве. С начала 1920-х годов преподавал живопись в художественных вузах: Вхутемасе—Вхутеине, Московском полиграфическом и Московском художественном институтах. Умер художник в эвакуации в Самарканде в 1942 году, а первая персональная выставка состоялась в Москве лишь в 1961-м. Ее организовал ученик художника Игорь Савицкий — директор затерянного в пустыне Каракалпакского музея искусств. Работы Истомина есть во многих музеях — знаменитые «Вузовки» в Третьяковской галерее, графика в ГМИИ им. А.С. Пушкина, «Утро» в Русском музее. Но его имя оставалось практически неизвестным вне музейного контекста, пока за дело не взялась галерея «Ковчег». По словам организатора русских торгов Stockholms Auktionsverk Ивана Самарина, за двадцать лет работы в аукционном бизнесе к нему никогда не попадал Истомин. «За пределами России рынка на этого художника попросту нет», — считает Самарин.

Но утечки на рынок все же случались. С 2005 года на западных и российских аукционах было представлено шесть живописных работ Константина Истомина. При этом проданы лишь три из них за более чем скромные суммы. Даже с учетом того, что стоимость работ со времени продажи в 2005-м возросла почти в 1,5 раза, аукционный рекорд на Истомина составил всего $16,4 тыс. Свою роль здесь сыграли как неизвестность художника на Западе, так и не очень высокое качество выставленных работ. Уильям Макдугалл (совладелец аукционного дома MacDougall’s, где в мае 2005 года были проданы две работы Истомина) надеется, что художник все-таки выйдет на международный рынок. «Я думаю, что работы хорошего качества должны оцениваться на уровне Николая Тырсы и Алексея Пахомова», — добавляет Макдугалл.

©  Предоставлено галереей «Ковчег»

 Константин Истомин. Вечерний натюрморт с рюмкой. 1920-е

Константин Истомин. Вечерний натюрморт с рюмкой. 1920-е



На руках у «Ковчега» оказалось практически все наследие Истомина — живописные и графические работы, включая иллюстрации к книге Фурманова «Чапаев» и эскизы театральных костюмов. Все это хранилось у ученика — художника и реставратора Леонида Казенина. Семья Казенина сделала за галерею значительную часть работы. По словам Сергея Сафонова, коллекция была получена с гигантским рукописным каталогом, где были указаны размеры работ и датировка. За дальнейшую судьбу собрания, несмотря на финансовый кризис, он не беспокоится. Сафонов смело проводит параллель с иллюстрациями Сомова, которые будут проданы на грядущих торгах MacDougall’s: «Это качественные вещи, которые не потеряют в цене и такой находки больше не будет, так же как и не будет другого Истомина». Сейчас работы художника можно увидеть на выставке в галерее "Ковчег".


Рынок работ Истомина еще не сформировался, и пока что прогнозы относительно его коммерческого успеха скромны. По подсчетам специалиста отдела оценки АртКонсалтинга Анны Каргановой, стоимость картины «Натюрморт с рюмкой» может составлять $30 —50 тыс., а графической работы «В кафе. Мужчина в шляпе за столиком» — $10 тыс. Но в случае с галереей «Ковчег» действует правило хозяин — барин. На прошедшем Антикварном салоне живописные работы Истомина были проданы за сумму свыше $100 тыс. каждая. И в ближайшее время конкурентов у «Ковчега» не предвидится — напротив, в галерею, по словам Сергея Сафонова, хлынул поток оставшихся истоминских работ.

Выставка «Константин Истомин. Живопись, графика 1910—1930-х гг.» открыта до 28 декабря.


Еще по теме:
Анна Арутюнова. Опять двадцать пять

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›