Оцените материал

Просмотров: 18894

Все хорошо, прекрасная маркиза

Ольга Абрамова · 23/12/2008
Считается, что от Великой депрессии Америку спасли дизайнеры — тогда их носили на руках. Современные знаменитости от дизайна привыкли к звездному статусу, но помогут ли они сегодня выкарабкаться экономике из кризиса?

©  sotheby’s

 Франсуа-Ксавье Лаланн. Овца. 1986. 89,5 см

Франсуа-Ксавье Лаланн. Овца. 1986. 89,5 см

С тех пор как великий «пионер» американского дизайна Рэймонд Лоуи произнес сакраментальную фразу о том, что «самая важная цель дизайна — заставить звонить кассу, выбивающую чеки», много воды утекло. Но, надо признать, установка выполняется с большим энтузиазмом. Успех рынка дизайнерской продукции, который отмечают в последнее время все заинтересованные наблюдатели, еще одно тому подтверждение.

Развитый и структурированный арт-рынок — система с хорошей родословной, традициями и осторожным отношением к разного рода новшествам. И если уж подобная система приняла современный дизайн, значит, это выгодно.

Дизайн на аукционах — всего лишь небольшая часть громадной, пронизывающей современную жизнь структуры, которую еще один любитель афоризмов Виктор Папанек определял как «осознанные усилия по установлению осмысленного порядка». Аукционные дома так широко не замахиваются, иначе лотами дизайнерских торгов могли бы стать последние российские или американские выборы, а звание лучшего в профессии получил бы Дэмиен Херст за блестяще спроектированные и проведенные торги собственным искусством — вот уж где касса звонила.

©  sotheby’s

 Данкмар Адлер и Луис Салливен. Двери лифта из здания Чикагской фондовой биржи. 1896

Данкмар Адлер и Луис Салливен. Двери лифта из здания Чикагской фондовой биржи. 1896

Основной интерес аукционов дизайна сосредоточен на мебели, светильниках, посуде и прочих бытовых объектах. Предметами этой категории аукционные дома занимаются давно — работы корифеев сегодняшнего дизайнерского арт-рынка с переменным успехом появлялись на торгах уже 20, 30, а то и 40 лет назад. В последнее десятилетие, на волне общего подъема, рынок дизайнерской продукции формируется более целенаправленно: крупные дома открывают отделы дизайна, проводят специализированные аукционы и выставки. Совсем недавно широко освещались торги современного дизайна, на которые решился, наконец, известный своей осторожностью Christie’s.

©  christie’s

 Карло Моллино. Столик «Арабеска». Кленовый шпон

Карло Моллино. Столик «Арабеска». Кленовый шпон

Ситуация, которая складывается на рынке дизайна в связи с нынешним кризисом, пока паники у специалистов не вызывает — все-таки цены на дизайнерские предметы значительно уступали и уступают астрономическим рекордам современного искусства. Хрестоматийные, вошедшие в историю вещи серийного производства оцениваются чрезвычайно демократично (а любая серия рано или поздно исчерпывается), прототипы и экземпляры, выпущенные ограниченным тиражом, сравнимы зачастую по цене с тиражной графикой, и даже современные звезды почти не получают семизначных эстимейтов. Рекорд торгов дизайнерскими объектами ХХ века — $3,8 млн. Столько стоил стол Карло Моллино, проданный на Christie’s в 2005 году.

Дизайн по определению находится на стыке технологии и художественного творчества. Артистическая составляющая позволяет ему вплотную приближаться к границам искусства и нередко нарушать ее. Это сказывается на ценах — современное искусство до последнего времени было одним из главных поставщиков рекордов. Так что если и можно рассуждать о перегретости рынка, то только в связи с объектами самого актуального дизайна и с самыми актуальными именами — Ньюсон, Арад, Хадид, Рашид и пр.

©  christie’s

 Поль Дюпре-Лафон. Комплект. 1940-е. Дуб, бронза, медь, кожа. $458,5 тыс.

Поль Дюпре-Лафон. Комплект. 1940-е. Дуб, бронза, медь, кожа. $458,5 тыс.

Даже апокалипсические картины грядущего крушения рыночной экономики пока не мешают коллекционерам выкладывать крупные суммы за работы дизайнеров. Аукционы декабря были в этом смысле показательны — и персональные рекорды устанавливались, и эстимейты превышались многократно. Christie’s сосредоточился на проверенных временем предметах первой половины ХХ века. Три аукциона дизайна и декоративного искусства прошли с хорошими результатами. «Дизайн и декоративное искусство ХХ века» принес $2,99 млн, из которых $1,3 млн пришлись на долю редкого столика "Арабеска" рекордсмена Карло Моллино. «Дизайн ХХ века» подтвердил интерес покупателей к периоду ар-деко: $3,58 млн — итог продажи коллекции супругов Линдеманн, состоящей из первоклассных образцов мебели знаменитых французов Поля Дюпре-Лафона, Пьера Шаро, Эжена Принтца и других. «Произведения студии Тиффани» распроданы на 92%: любовь публики к лампам и вазам этой фирмы не разрушил ни кризис, ни вал дешевых подделок.

©  sotheby’s

 Бакминстер Фуллер и Исаму Ногучи. Модель автомобиля аэродинамической формы. Ок. 1932. Гипс

Бакминстер Фуллер и Исаму Ногучи. Модель автомобиля аэродинамической формы. Ок. 1932. Гипс

Sotheby’s на декабрьском аукционе «Дизайн ХХ века» продал больше 60% лотов. Неплохой результат на фоне показателей торгов в других категориях. Тем более что выставлялись не столь очевидные, как у Christie’s, объекты. Рекорд аукциона и личный рекорд авторов, Адлера и Салливена, — $602,5 тыс. (почти в два раза выше эстимейта) за железные двери лифта из здания Чикагской фондовой биржи 1896 года. Ключевая фигура здесь, конечно, Луис Салливен — идеолог чикагской архитектурной школы и автор еще одного бессмертного афоризма: «форма следует за функцией». За $92,5 тыс. (при эстимейте $30—60 тыс.) купили уникальную модель автомобиля аэродинамической формы. Этот плод сотрудничества дизайнера-скульптора Исаму Ногучи и создателя «геодезического купола» Бакминстера Фуллера появился в 1932 году.

©  sotheby’s

 Густав Стикли. Металлические подставки для каминных дров. Ок. 1905. Железо

Густав Стикли. Металлические подставки для каминных дров. Ок. 1905. Железо

Успешная продажа пары металлических подставок для каминных дров участника движения Arts & Crafts Густава Стикли ($278,5 тыс., эстимейт $40—60 тыс.), авангардного стула ZIG-ZAG Геррита Ритвельда ($40,6тыс., эстимейт $15—20 тыс.) и табурета-овечки друга всех сюрреалистов Франсуа-Ксавье Лаллана ($158,5тыс., эстимейт $60—80 тыс.) подчеркивает разнообразие интересов любителей дизайна.

©  phillips de pury

 Джио Понти. Комод. Ок. 1955. Дерево, медь. $92,5 тыс.

Джио Понти. Комод. Ок. 1955. Дерево, медь. $92,5 тыс.

За деятельностью аукционного дома Phillips de Pury & Company, контрольный пакет акций которого с недавних пор принадлежит российской компании MERCURY GROUP, мы наблюдаем с пристрастием. Что называется, если и не поиграем в футбол, то хотя бы поболеем. Phillips ориентирован на современное искусство, фотографию и дизайн, благодаря им он расцвел и вышел в лидеры. В кризисные времена современное искусство как самый спекулятивный, по общему мнению, сектор арт-рынка потребует применения выверенных стратегий. Дизайн должен справиться с проблемами легче. Декабрьский аукцион «Дизайн», где как всегда внимание Phillips направлено на самых актуальных мастеров, продемонстрировал, что коллекционеры и любители дизайна все еще готовы тратить крупные суммы на произведения современников: общий итог $2,2 млн и 60% проданных лотов. Среди них стол Micarta Марка Ньюсона 2006 года с самой высокой ценой аукциона ($206,5тыс., эстимейт $170—190 тыс.), его же светильники 1996 года ($50 тыс., эстимейт $15—20 тыс.), объекты Захи Хадид и Рона Арада. Удачно распроданы работы классиков дизайна XX века Джио Понти, Жана Руайера, Джорджа Накашимы.

©  phillips de pury

 Марк Ньюсон. Пара ламп Komed. Ок. 1996. Стекловолокно, сталь

Марк Ньюсон. Пара ламп Komed. Ок. 1996. Стекловолокно, сталь

Александр Пейн, глава отдела дизайна Phillips de Pury, и Филипп Гарнер, глава международного отдела декоративного искусства и дизайна ХХ века Christie’s, в один голос отмечают расширение круга покупателей, их энергичное участие в торгах и «аппетит» к интересным лотам.

Принято считать, что в спасении Америки от кризиса и Великой депрессии конца 20-х — начала 30-х годов важную роль сыграли дизайнеры, своим творчеством «раскручивавшие» покупателя. Это был звездный час представителей новой тогда профессии — их «носили на руках», как голливудских звезд. Современные знаменитости от дизайна привыкли к подобному статусу, но помогут ли они выкарабкаться экономике из кризиса сегодня?


Другие материалы рубрики:
Анна Савицкая. Французские запасы, 18.12.2008
Анна Савицкая. Торги широкого профиля, 15.12.2008
Ольга Абрамова. Пух перед Рождеством, 12.12.2008

 

 

 

 

 

Все новости ›