Оцените материал

Просмотров: 4732

Sotheby’s показывает в Москве лоты второго аукциона Russian Contemporary Art

Мария Рогулёва · 22/02/2008
В Центре искусств на Неглинной выставлены лоты аукциона современного русского искусства, который Sotheby’s проведет в Лондоне 12 марта. Этому формату торгов исполнился только год, но изменения на рынке и в списке топ-лотов произошли серьезные
Sotheby’s показывает в Москве лоты второго аукциона Russian Contemporary Art
В Центре искусств на Неглинной выставлены лоты аукциона современного русского искусства, который Sotheby’s проведет в Лондоне 12 марта. Этому формату торгов исполнился только год, но изменения на рынке и в списке топ-лотов произошли серьезные
На рынке современного русского искусства год идет как минимум за три. Только в прошлом январе Sotheby’s показывал в Москве лоты первого аукциона Russian Contemporary Art, но впечатление такое, что это было очень давно. Тогда аукционный дом фактически обладал монополией на современное искусство из России, а его затея со специализированными торгами воспринималась как относительная авантюра, хотя набор имен и был хитовым. Сейчас это кажется почти невероятным, но, скажем, работы Эрика Булатова были тогда выставлены на аукцион впервые. С тех пор многое изменилось.

Не последнюю роль в прошлогодней ускоренной перемотке времени сыграли конкуренты Sotheby's, и в особенности Phillips de Pury. Этот меньший по размаху, но весьма авторитетный в области современного искусства аукционный дом прямо-таки выстрелил на рынке очень успешными торгами: именно там, а не на Sotheby's, установлен актуальный по сей день рекорд цен на русское современное искусство — ₤1,8 млн за «Номер люкс» Ильи Кабакова. Как известно, главное ноу-хау и гордость аукционщиков — умение находить выдающиеся лоты. Phillips de Pury дважды за полгода удалось заполучить уникальные коллекции русского современного искусства — одна из них, коллекция Джона Стюарта, была продана осенью 2007 года в общей сложности за ₤3,6 млн. Эта сумма значительно превысила итог первого специализированного сейла Sotheby's — он составил ₤2,63 млн, и еще в феврале 2007 года этой цифрой заслуженно гордились. Вторая экстраординарная коллекция, оказавшаяся в распоряжении Phillips de Pury, будет продана в Лондоне 28 февраля.

Не стоит забывать и о другом конкуренте Sotheby's — небольшом и узко специализированном доме MacDougall’s, который на своем профессиональном поле обыграл-таки соперника, причем уже дважды за последний год. Летом 2007-го Уильяму и Екатерине Макдугалл удалось продать современного русского искусства на ₤2,7 млн, а в ноябре — на целых ₤3,8 млн. Очевидно, что на этот раз Sotheby's оказался совсем в иных условиях, чем год назад, и ему нужно продемонстрировать, что порох в пороховницах еще остается.

Для поддержания статуса первопроходца Sotheby's в на этот раз выводит художников младших поколений на равных со «старшими». Их показали в гораздо более скромном антураже, чем в прошлом году - выставка лотов открылась в Центре искусств на Неглинной. Правда, самый дорогой лот по-прежнему украшает силуэт вождя — автор на этот раз не Эрик Булатов, а Олег Васильев. Монументальное полотно «Перед рассветом» 1990 года оценено в ₤200 — ₤300 тыс. Но уже второй по стоимости лот — случай небывалый — произведение АЕС+Ф, бронзовая скульптура «Воин #4» (2006). Эстимейт этой вещи — ₤100— ₤150 тыс. АЕС+Ф и раньше не страдали от отсутствия коммерческого интереса к своему творчеству, однако их работы светились в основном на международных ярмарках и в галереях. По официальному заявлению представителей Sotheby’s, на аукционе работы творческого коллектива появляются впервые.

В ответ на вопрос о том, как сформировался эстимейт «Воина #4», глава русского отдела Sotheby’s в Лондоне Джоанна Викери начала говорить о международных выставочных успехах группы. Участники последней Венецианской биеннале в прошедшем 2007 году отметили 20 лет совместной работы, и можно констатировать, что череда юбилейных выставок не прошла даром. Вернее, констатировать что-либо можно будет только после торгов. Кроме «Воина #4» вниманию покупателей предлагается цифровой коллаж «Тондо #15» из показанной на,иеннале серии «Последнее восстание» (за счет техники эта вещь подешевле — ₤25—30 тыс.). Еще один принт, но из серии Action Half Life, оценен в ₤35—40 тыс.

Нужно сказать, что некоторые другие «младшие» художники на торгах уже засветились, причем именно на Sotheby’s. Грядущий аукцион будет уже второй попыткой вывести актуальное искусство на аукционный рынок, причем, как и в первый раз, в операции участвуют московские галереи. Весной 2006 года в Нью-Йорке прошли первые по-настоящему серьезные русские торги. Тогда на предаукционной выставке с Айвазовским, Филоновым и Кончаловским соседствовали работы современных художников — Павла Пепперштейна, Вадима Захарова, Анатолия Осмоловского. А в отдельном зале висели работы, предоставленные московскими галереями для неожиданного в стенах Sotheby’s формата выставки-продажи. Работы в первом зале также попали туда из галереи — их выставила на аукцион Stella Art, тогда еще не ставшая фондом. Работа Пепперштейна 2004 года тогда ушла за $1440 (эстимейт — $2—3 тыс.), объект Осмоловского из серии «Жуки» — за $2400 (эстимейт — $4—5 тыс.), работа Захарова 1986 года осталась непроданной (эстимейт — $5—6 тыс.). Результат, прямо скажем, не блестящий. Однако в этом году работа Вадима Захарова, тоже живопись и тоже 1986 года, оценена уже в £10—15 тыс. ($19 700—29 500). Работа 1985 года «В—4» оценена в £20—30 тыс. ($39 300—59 000). Рост цен очевиден, осталось выяснить, дозрел ли покупатель.

Некоторые лоты Викери и ее коллеги взяли на предстоящий аукцион напрямую у художников, но многое взято из галерей. Галереи и аукционы теоретически являются конкурентами, но поскольку именно на аукционах цена может резко подняться, в некоторых ситуациях галеристы идут на такое сотрудничество, иногда даже действуя инкогнито. В случае с российским актуальным искусством все пока прозрачно, по крайней мере со стороны продавцов: рынок приходится формировать совместными усилиями. Уже упомянутые работы АЕС+Ф продает галерея «Триумф», которая в придачу продвигает Даню Акулина (£10—15 тыс. за рисунок на бумаге, наклеенной на холст). Айдан Салахова продает работы своего художника Олега Доу (£4—6 тыс. за принты), XL, конечно же, — Виноградова и Дубосарского: их свежая «Девушка с синим жуком» 2007 года оценена в £20—30 тыс. В каталоге и на предаукционной выставке также есть художник «Крокин-галереи» Константин Батынков («Подводная лодка», 2007, £10—15 тыс.). Будет на торгах и живопись художника галереи Fine Art Дмитрия Шорина. Его картина 2004 года, изображающая Романа Абрамовича, также оценена в £10—15 тыс. Чуть дороже оценили работу Алексея Костромы — его «Бабочка с красными пятнами» (£15—20 тыс.) висит в Центре искусств на одной стене с Файбисовичем.

По версии Sotheby’s, цены на актуальное искусство явно стремятся к общему знаменателю, если речь не идет о более раскрученных или, напротив, менее успешных на рынке художниках. Ценовой разрыв со «старой гвардией» — опять же по версии грядущего сейла — все больше сокращается. Конечно, многое зависит от каждой конкретной работы. «Красота» Семена Файбисовича 1988 года оценена в £40—60 тыс., такой же эстимейт стоит и на классическую работу Косолапова «Мальборо Малевич» 1987 года, и на «Неправду» Рабина 1975 года, и на работы Немухина 1973 и 1988 годов. «Портрет Лизы» Владимира Вейсберга 1975 года оценен в £25—35 тыс. — далеко не самый высокий эстимейт для этого художника, особенно в соседстве с работой Александра Якута «Узбекистан» (2006), оцененной в £25—30 тыс. Для желающих приобрести бронзовую скульптуру, но не располагающих сотней тысяч фунтов на АЕС+Ф, есть работа классика соц-арта Леонида Сокова 1996 года — постмодернистский медведь с серпом и молотом оценен всего в £12—18 тыс. Такой вот парадокс ценообразования.

Несмотря на обилие новых имен, захватывающих дух шедевров Sotheby’s к этому аукциону не собрал, и противопоставить «Семейному портрету» Файбисовича (£100—150 тыс.), «Славе КПСС» Булатова (£550—750 тыс.) и «Жуку» Кабакова (£1,2—1,8 млн.), которые будут продаваться на Phillips de Pury, ему нечего. Остается дождаться результатов торгов и выяснить, какой подход окажется более удачным, — редкие работы классиков с очень высоким эстимейтом или актуальные художники в ассортименте по £10—15 тыс. плюс «старая гвардия» по достойным, но усредненным ценам.

 

 

 

 

 

Все новости ›