Оцените материал

Просмотров: 8415

Конец сезона

Анна Фриз · 09/07/2008
Июньская серия русских торгов завершилась скромно и без сенсаций. Последними аукционы провели Koller в Цюрихе 30 июня и мюнхенский Hampel 4 июля
 Ольга Булгакова. Две девушки. Hampel

Ольга Булгакова. Две девушки. Hampel

Июньская серия русских торгов завершилась скромно и без сенсаций. Последними аукционы провели Koller в Цюрихе 30 июня и мюнхенский Hampel 4 июля
Крупнейший швейцарский аукционный дом Koller впервые привлек внимание российских покупателей в 2000 году, когда главной сенсацией декабрьского аукциона стала продажа картины Ивана Айвазовского «Большой вид севастопольской гавани» за $420,7 тыс. С тех пор работы русских художников, в первую очередь Айвазовского, стали довольно регулярно появляться на торгах Koller, а цены — расти. Достаточно вспомнить аукцион 23 марта 2007 года, на котором картина русского мариниста «Неаполь. Поэт среди рыбаков» была продана за $2,1 млн.

Торги 30 июня были посвящены русскому искусству ХХ века, поэтому на классических фаворитов вроде Айвазовского рассчитывать не приходилось. Основное внимание организаторы уделили графике — начиная от коллекции рисунков Александра Лабаса, ушедших в среднем за €1,2—1,5 тыс., и заканчивая в основном не проданными графическими листами Владимира Немухина, Анатолия Зверева или Эрнста Неизвестного. Даже пастели Ильи Глазунова не нашли своего покупателя.

 Ольга Булгакова. Две девушки. Hampel

Ольга Булгакова. Две девушки. Hampel



В разделе живописи начала ХХ века едва ли не самой дорогой работой оказалась картина Николая Богданова-Бельского «Женщина, вышивающая платок» с экспертизой Русского музея. Она ушла за €18,9 тыс., не достигнув, однако, даже нижней границы эстимейта (€21,9—28,1 тыс.). Остальные работы классиков русского реализма не проданы вовсе — ни малопохожий на себя, очевидно поздний Филипп Малявин («Женщина за вязаньем» с экспертизой Третьяковки), ни Станислав Жуковский, ни Василий Суриков. Натюрморт последнего (1913) происходит из собрания семьи Кончаловских и больше напоминает работы самого Петра Кончаловского, нежели «хрестоматийного» Сурикова. Но и «Портрет профессора Вишневского» кисти Кончаловского продан не был, как и работы художников-эмигрантов: «Маска клоуна» Ивана Пуни, «Натюрморт» 1931 года Зинаиды Серебряковой, «Пара лилипутов» парижского периода Алексея-Поля Арапова. Исключение составил лишь раскрученный в последнее время Николай Тархов — его графическая «Экзотическая сцена» ушла за €4,7 тыс.

Оживление покупателей вызвала работа Надежды Ходасевич-Леже, в результате чего ее небольшой, но заметный «Портрет композитора Шостаковича», выполненный на картоне, ушел за €13,2 тыс., значительно превысив первоначальный эстимейт (€1,3—1,9 тыс.). Другой удачей аукциона стала продажа бронзовой скульптуры Александра Архипенко за €15 тыс. (эстимейт €8,8—11,3 тыс.).

Значительно меньше лотов выставил Hampel. Зато первых имен было больше — и Гончарова, и Клюн, и Лансере, и Коровин. Немецкий аукционный дом прославился в декабре прошлого года продажей ранней (до 1913 года) работы Натальи Гончаровой «Раввин с курицей» за весьма внушительную для такого периферийного европейского аукциона сумму — €650 тыс. Но, даже несмотря на то что подлинность полотна подтверждалась сразу тремя экспертными заключениями (Третьяковки, составителя catalogue-raisonné Гончаровой Дениз Базету и автора многочисленных публикаций о русском искусстве начала ХХ века, специалиста по творчеству Ларионова и Гончаровой Энтони Партона), цена его не достигла нижней границы заявленного эстимейта — €800 тыс. — 1 млн.



 Николай Богданов-Бельский. Женщина, вышивающая платок. Koller

Николай Богданов-Бельский. Женщина, вышивающая платок. Koller



На прошедшем 4 июля аукционе также была картина Гончаровой и тоже с экспертизой Энтони Партона. Правда, лот не был датирован — это странно, учитывая, что, кроме заключения Партона, была проведена технологическая экспертиза в лаборатории Института Егерс — семейного предприятия докторов наук супругов Егерс. Возможно, именно поэтому «Орел» амазонки русского авангарда ушел за куда менее значительную сумму — €170 тыс. при эстимейте €180—200 тыс.

Весьма скромными кажутся и суммы, уплаченные за «Композицию» Ивана Клюна и «Вазу с цветами у окна с видом на море» Константина Коровина: обе стоили €75 тыс. Графика Любови Поповой с результатами технологических исследований той же лаборатории Института Егерс в этот раз продана не была, хотя ее живописная «Абстрактная композиция» на сентябрьских торгах 2007 года достигла €420 тыс.

Из работ современных художников на аукционе Hampel неожиданно высоко поднялась цена на полотно Ольги Булгаковой «Две девушки», 1994 года: €88 тыс. — рекордная для художницы сумма. До сих пор Булгакова всего лишь однажды появилась на аукционе — в ноябре 2007 года Sotheby’s продал ее работу за €41,7 тыс. Следующие продажи покажут, является ли это тенденцией или счастливым стечением обстоятельств.

Приходится признать, что на этот раз торги Koller и Hampel не отличались ни особенно высокими ценами, ни качеством работ. Результаты аукционов скорее говорят о некотором затишье или, что более вероятно, вымывании с рынка первоклассных произведений русского искусства. Остается лишь надеяться, что явление это временное.

 

 

 

 

 

Все новости ›