Оцените материал

Просмотров: 8893

Командный зачет

Анна Арутюнова · 08/07/2008
Итоги аукционов: вопреки рыночной нестабильности, ни импрессионисты, ни модернисты, ни тем более современные художники в цене не падают
Итоги аукционов: вопреки рыночной нестабильности, ни импрессионисты, ни модернисты, ни тем более современные художники в цене не падают
В Лондоне подводят итоги предпоследних крупных торгов сезона. Остались еще только аукционы старых мастеров, которые Christie’s и Sotheby’s проведут в Лондоне с 8 по 10 июля. Но, как известно, сумасшедших денег за Брейгеля или Кранаха не платят, а потому все внимание экспертов рынка искусства приковано к итогам торгов импрессионистов и модернистов и современного искусства — именно они дают многочисленные поводы к оптимистическим или не очень высказываниям относительно роста цен. Два главных игрока подсчитывают доходы, размер которых в очередной раз вселяет как в продавцов, так и в покупателей уверенность в завтрашнем дне.

Марлен Дюма. Посетитель

Марлен Дюма. Посетитель



Ив Кляйн&. Ant 131

Ив Кляйн&. Ant 131

На этот раз преимущество оказалось на стороне Christie’s, который обогнал конкурента на £26 млн. Работа Клода Моне, которую аукционному дому удалось заполучить на вечерние торги, сделала свое дело — за нее, одну-единственную, заплатили £41 млн. Чтобы легче было оценить масштабы происходящего, можно провести сравнение с русскими торгами. Напомним, что итоговая сумма торгов русского искусства у Sotheby’s, самого удачливого его продавца на сегодняшний день, составила £39,7 млн. И это включая ордена, медали, Фаберже, сервизы, статуэтки — словом, все, что так или иначе имеет отношение к России.

Sotheby’s ничего не смог противопоставить этому удару Christie’s: ни футуристическая «Танцовщица» Джино Северини, ни многофигурная бронзовая скульптура Альберто Джакометти таких денег не принесли.



Зато Sotheby’s, нередко выбирающий более смелую стратегию, достиг впечатляющих успехов в современном искусстве. Хотя в выборе топ-лотов ничего рискованного, конечно, не было, все это проверенные имена. Двенадцать работ из коллекции Вальтера и Хельги Лауфов, уже много лет не появлявшиеся на рынке, были проданы в общей сложности за £18,9 млн. В несколько раз дороже эстимейтов ушли два полотна Ива Кляйна. Вызов, который художник когда-то бросил коллекционерам, написав несколько совершенно одинаковых по размеру и цвету работ и продав их за разные суммы, никак не отразился на его рыночной популярности: работа Ant 131 продана за £4,2 млн, а RE 3 — £3,2 млн. Оправдал ожидания экспертов и портрет Джорджа Дайера кисти Фрэнсиса Бэкона, ушедший за £13 млн вместо £8 млн. В 1967 году продавец картины купил ее в известной галерее Marlborough, обладавшей правами на значительную часть наследия художника, за £2 тыс., — инфляция налицо. Правда, одним из главных разочарований для Sotheby’s также стал Бэкон: полотно «Поворачивающаяся фигура» сильно не дотянуло даже до нижнего эстимейта в £10 млн. Яркий пример игры на опережение — продажа очередной медсестры Ричарда Принса. Ее эстимейт £4—6 млн сам по себе рекордный. В итоге: £4,2 млн и слава самой дорогой работы художника, когда-либо проданной на Sotheby’s.

Командный зачет


В отчетах обоих аукционных домов приводятся данные и о том, покупатели какой части света проявляли наибольшую активность. Ни Christie’s, ни Sotheby’s российских клиентов в отдельную группу не выделяют. Зато они придумали удобную своей неопределенностью категорию other, которая на обоих аукционах составила от 6 до 8% — несколько больше, чем, например, в разделе «Азия». Несложно догадаться, что эти таинственные «другие» и есть покупатели из России и стран СНГ, немало способствующие процветанию западных аукционов.

Командный зачет

 

 

 

 

 

Все новости ›