Оцените материал

Просмотров: 5945

Русское искусство на международных торгах Sotheby’s

Анна Арутюнова · 18/02/2008
Участие работ русских художников в общих торгах все еще воспринимается как сенсация. Хотя благодаря стараниям русского отдела Sotheby’s такая практика постепенно входит в традицию. О заслугах аукционистов и русских лотах прошедших 13 февраля торгов рассказывает Анна Арутюнова

©  Давид Бурлюк. Цветы в вазе. Холст, масло. 61 х 45.7

Русское искусство на международных торгах Sotheby’s
Участие работ русских художников в общих торгах все еще воспринимается как сенсация. Хотя благодаря стараниям русского отдела Sotheby’s такая практика постепенно входит в традицию. О заслугах аукционистов и русских лотах прошедших 13 февраля торгов рассказывает Анна Арутюнова
13 февраля состоялись долгожданные нью-йоркские торги по продаже работ импрессионистов и модернистов. Долгожданные, потому что еще осенью глава русского отдела лондонского Sotheby’s Джоанна Викери порадовала собравшихся на предаукционной выставке в Москве известием о том, что аукционный дом не только проведет очередные торги современного русского искусства в марте, но и включит русских художников в вечерний нью-йоркский сейл Impressionist and Modern Art в феврале.

В начале месяца, 4—6 февраля, Sotheby’s провел очень успешную неделю торгов по продаже работ импрессионистов и модернистов в Лондоне. Аукцион стал лучшим по всем параметрам: самые дорогие вечерние торги, самая высокая суммарная прибыль в этой категории, самое большое число заявок от международных покупателей (15% из России), более 60% лотов куплены дороже эстимейтов, наконец, установлены абсолютные рекорды цен на работы Алексея фон Явленского (Schokko mit Tellerhut, 1910 — $18,6 млн) и Генри Мура (Draped Reclining Mother and Baby, 1983 — $7,3 млн).

©  Давид Бурлюк. Цветы в вазе. Холст, масло. 61 х 45.7

Русское искусство на международных торгах Sotheby’s
При виде таких великолепных результатов эксперты вздохнули с облегчением: ведь эти торги должны были стать своего рода индикатором состояния арт-рынка. Чувствительный к колебаниям международной экономической ситуации, рынок антиквариата находился на спаде всю вторую половину 2007 года. А в конце года и вовсе пережил ряд болезненных ударов: не проданный Винсент Ван Гог, не дотянувший до эстимейта Пикассо серьезно подорвали доверие к направлению Impressionist and Modern Art.

Торги, прошедшие в Нью-Йорке, наверное, нельзя назвать столь важными, и от них не стоило ждать рекордных цен. Сегодня уже сложно кого-то удивить Ренуаром за $145 тыс. — а он в итоге оказался самым дорогим лотом. Российским специалистам эти, в сущности, проходные торги интересны по другим причинам: обширную подборку работ русских художников на западных аукционах увидишь не так уж часто.

©  Давид Бурлюк. Вдоль доков. Холст, масло. 45.7 х 61

Русское искусство на международных торгах Sotheby’s
Фаворитом русской части торгов стал Давид Бурлюк. На аукционе представили сразу тринадцать его работ. Семь из них происходят из нью-йоркского собрания супругов Изидор Броди.

Бурлюк был участником важнейших художественных объединений — российского «Бубнового валета», мюнхенского «Синего всадника». Вместе с Бенедиктом Лившицем он организовал одно из самых радикальных литературно-художественных обществ футуристов «Гилея». Нельзя сказать, что живопись Бурлюка столь же радикальна, как его взгляды, хотя он и учился в знаменитой студии Фернана Кормона, из которой вышли будущие звезды мирового искусства: Ван Гог, Тулуз-Лотрек, Писсарро. Среди русских учеников Кормона были Виктор Борисов-Мусатов, Николай Рерих, Николай Гриценко.

©  Давид Бурлюк. Техас. Холст, масло. 38 х 61

Русское искусство на международных торгах Sotheby’s
После революции Бурлюк оказался в Японии, но уже в 1922 году перебрался в США, где со временем даже открыл собственную галерею на Лонг-Айленде. Неудивительно, что значительная часть наследия художника оказалась в Америке, и прошедший нью-йоркский аукцион — лишнее тому свидетельство.

©  Давид Бурлюк. Мать и дитя. 1913. Холст, масло. 30.5 х 30.2

Русское искусство на международных торгах Sotheby’s
Цены на все представленные работы Давида Бурлюка легко перешагнули верхнюю планку эстимейтов. В два раза выше эстимейта продались «Техас» ($34 тыс.) и «Вдоль доков» ($40 тыс.) из упомянутой коллекции. Скорее всего, эти работы попали в американские собрания — свойственный им «заморский» колорит чаще всего не по душе русским коллекционерам. Больше других в цене выросла небольшая, всего 30х30 см, работа «Мать и дитя» (1913). Вместо ожидаемых $6—9 тыс. она принесла $46 тыс.

©  Роберт Фальк. Портрет матери. Холст, масло. 76.2 х 63.5

Русское искусство на международных торгах Sotheby’s
Самым дорогим русским лотом стал «Портрет матери» Роберта Фалька — он ушел за $115 тыс. при эстимейте $25—35 тыс. Это очень редкая работа, она не появлялась на рынке уже более семидесяти пяти лет. К тому же у нее безукоризненный провенанс: все эти семьдесят пять лет портрет находился в коллекции американских родственников художника. Он попал к ним в 1929 году, после того как дядя Фалька Натан Коэн навестил племянника в парижской мастерской.

Одним словом, что бы ни происходило с западным антикварным рынком, на русский рынок и русских художников эти негативные тенденции как будто не распространяются. Немудрено, ведь у русских художников пока что нет в активе такого количества сенсационных продаж и мировых рекордов, а потому каждый новый сейл с их участием сам по себе достижение.

 

 

 

 

 

Все новости ›