Bonhams руководствуется принципом «всего понемногу», Sotheby's подготовил четыре аукциона на любой вкус и кошелек, главный девиз Christie's – «меньше, да лучше», а MacDougall's удалось собрать самую сильную подборку икон.

Оцените материал

Просмотров: 36510

Русская неделя в Лондоне

Анна Савицкая · 01/12/2009
Первым традиционно стартует Bonhams, где можно приобрести Айвазовского самого разного качества, но главные события разворачиваются в Sotheby's

©  Sotheby’s

Константин Коровин. Лодка. 1913

Константин Коровин. Лодка. 1913

Ежегодная осенняя сессия аукционов русского искусства в Лондоне в этом году сместилась с ноября на декабрь. В столицу Туманного Альбиона уже съехались основные игроки отечественного арт-рынка и делают ставки, как все пройдет на этот раз. Одни спорят, чья коллекция лучше — Sotheby's или Christie’s, другие гадают, будут ли грядущие торги последними «кризисными» или период рецессии подошел к концу и начинается новая эпоха. Каждый аукционный дом избрал свою тактику: Bonhams руководствуется принципом «всего понемногу», зато отстреляется первым; Sotheby's подготовил целых четыре аукциона на любой вкус и кошелек; главный девиз Christie's — «меньше, да лучше»; а MacDougall's удалось собрать самую сильную подборку икон. Пока организаторы торгов бьются за клиентов, коллекционерам приходится решать две главные проблемы: как везде успеть и, конечно, что покупать.

©  Bonhams

Иван Айвазовский. Утренний улов. 1870

Иван Айвазовский. Утренний улов. 1870

Из пресс-релиза следует, что основные надежды аукционный дом Bonhams возлагал на две знаковые для русского искусства фигуры — Айвазовского и Фаберже. Неоригинально, но вполне резонно — оба с завидным постоянством приносят значительную прибыль на каждых русских торгах. Однако именно с Айвазовским вышла заминка — лот 9, «И Дух Божий носился над водою», проходит в каталоге аукциона как ранняя (1838) работа великого мариниста, причем составители убеждают нас, что она непременно будет опубликована в новой монографии по Айвазовскому, которую готовят Джанни Каффьеро и Иван Самарин. Радует и эстимейт £30—40 тыс., вполне адекватная цена для такого размера (23 х 18,5 см). Однако тем, кто внимательно изучает онлайн-каталог, открываются новые подробности. В разделе lot notice опровергается информация про предстоящую публикацию этой работы, а также указано, что пейзаж лишь «приписывается Айвазовскому», подпись на картине была «добавлена позднее и не относится к периоду написания картины». Зато с лотом 19, «Утренний улов», вроде бы все в порядке, его подлинность гарантирует тот же Джанни Каффьеро. Правда, этот классический пейзаж приличного размера обойдется более чем в пять раз дороже (£150—250 тыс.).

Если бюджет все же ограничен несколькими десятками, а не сотнями тысяч фунтов, то чем покупать сомнительного Левитана за £6—8 тыс. (лот 13), все же надежнее потратить £10—15 тыс., например, на «Кавказский бивуак» Алексея (Алессио) Исупова. Он учился у Аполлинария Васнецова, в молодости его стиль был похож на коровинский, но позже, в эмиграции в Италии, Исупову удалось выработать собственную манеру. Выставленная на аукцион работа была создана уже в эмиграции (подпись латиницей), где художник продолжал писать русские и кавказские пейзажи. Подделывают Исупова все же куда реже, чем позднего Коровина (когда-то его работы даже выдавали за коровинские), живопись у него не хуже, а цены на его произведения постоянно растут.

Среди топ-лотов аукциона есть работа другого эмигранта, Николая Фешина. Ученик Репина после революции уехал в Америку, где прославился как светский портретист и автор проекта собственного дома в русско-мексиканском стиле в Таосе. На рынке цены на его картины достигают $250 тыс., но «Портрет девочки» оценен на Bonhams в £55—85 тыс.

©  Sotheby’s

Михаил Перхин. Золотой портсигар, украшенный эмалью. Мастерская Карла Фаберже.  Санкт-Петербург. Около 1896

Михаил Перхин. Золотой портсигар, украшенный эмалью. Мастерская Карла Фаберже. Санкт-Петербург. Около 1896

Каким-то чудесным образом аукционному дому Sotheby's каждый год удается заполучить на русские торги большую коллекцию изделий фирмы Карла Фаберже, да еще и с монаршим провенансом. Прошлой осенью специалист по русскому декоративно-прикладному искусству Ольга Вайгачёва привозила в Москву на выставку предметы с клеймом Фаберже, принадлежавшие когда-то принцессе Тире Датской, родной сестре императрицы Марии Федоровны, жены Александра III.

На этот раз на торги выставлены портсигары и запонки из коллекции великой княгини Марии Павловны и ее супруга великого князя Владимира Александровича, брата царя Александра III. Когда началась революция, Мария Павловна попыталась спасти драгоценности, и в 1918 году по ее просьбе вещи были переданы на хранение в шведскую дипломатическую миссию. Когда Швеция официально разорвала отношения с Советской Россией, зашитые в наволочки (которые также выставлены на аукцион, с эстимейтом £200—300) предметы были вывезены в Стокгольм вместе с имуществом миссии. Там они так и не были востребованы законными владельцами и хранились в сейфах шведского МИДа вплоть до недавней находки. Примерно год назад все вещи были наконец возвращены наследникам, которые и приняли решение выставить их на торги.

Организаторы торгов охотно рассказывают потенциальным покупателям эту детективную историю, однако сообщать, кто стоит за продажей коллекции, разумеется, отказываются. По предварительной оценке, аукцион из 110 лотов должен принести около £1 млн. Самые дорогие предметы — лоты 80 и 72 — золотые портсигары, украшенные эмалью гильоше, работы мастера Михаила Перхина; за них придется заплатить никак не меньше £60—90 тыс. Зато пару простых золотых запонок можно приобрести всего за £80—120, а украшенные бриллиантами золотые запонки, выполненные Августом Хольмстремом к очередной годовщине свадьбы, обойдутся в £3—5 тыс.

©  Sotheby’s

Борис Григорьев. Женский портрет

Борис Григорьев. Женский портрет

Первые итоги можно подвести уже в конце первого дня, после вечерних торгов русской живописи Sotheby's. Тридцать шесть лотов, первые имена русского искусства — Илья Репин, Иван Шишкин, Александра Экстер, Михаил Ларионов. Главный козырь главы русского отдела Sotheby's Джоанна Викери — абстрактная композиция «Венеция» амазонки русского авангарда Александры Экстер (эстимейт £900 тыс. — 1,2 млн). Правда, написана она уже во Франции, в 1925 году, а наиболее ценным считается ранний период творчества художницы. В любом случае вещи Экстер очень востребованы на рынке, и основная проблема здесь — вал подделок, с которым столкнулись коллекционеры и галеристы несколько лет назад. В данном случае гарантией подлинности должен стать провенанс: работа ранее принадлежала художнику Симону Лиссиму, ученику и душеприказчику Экстер.

Чтобы выяснить, что из 36 лотов все же заслуживает особого внимания, я попросила галериста Михаила Гаджикасимова полистать перед началом русской недели каталоги аукционов и прокомментировать понравившиеся лоты. Разумеется, не видя вещей вживую, трудно судить об их подлинности, состоянии сохранности и порой качестве живописи. Однако выделить наиболее интересные работы все же можно. Гаджикасимов отметил пейзаж Бессарабии 1902 года Михаила Ларионова (эстимейт £500—700 тыс.), женский портрет Бориса Григорьева (£100—150 тыс.) и натюрморт Роберта Фалька (£60—80 тыс.). Для поклонников академической живописи XIX века Sotheby's нашел шикарного Шишкина; классический пейзаж с сосновым бором 1866 года оценен довольно сдержанно, £400—600 тыс.

Крайне редко на рынке появляются работы Давида Петровича Штеренберга. Его творческое наследие сосредоточено в основном в музеях, а также в одном частном собрании. В то же время Штеренберг — художник очень интересный и отчасти недооцененный, поэтому появление на Sotheby's его овальной композиции «Натюрморт с рыбой» (эстимейт £200—250 тыс.) безусловно следует считать событием. Если Штеренберг представлен очень узнаваемой по манере живописи и сюжету работой, то ранний, импрессионистический Коровин — «Лодка» (1913), эстимейт £300—500 тыс. — довольно необычен, однако работ этого периода становится на рынке все меньше.

 

 

 

 

 

Все новости ›