Достаточно ли весит «прибавочная стоимость» иронии, утяжеляющая фарфоровых куколок до состояния произведения искусства?

Оцените материал

Просмотров: 11242

Дневник VIP на ярмарке Frieze 2009. Выпуск первый

Екатерина Дёготь · 20/10/2009
ЕКАТЕРИНА ДЁГОТЬ, которая все еще в Лондоне, делится с читателями OPENSPACE.RU своими впечатлениями от ярмарки и выставок вокруг нее

Имена:  Алан Кейн · Дэмиен Херст · Катарина Шеда · Моника Сосновска · Нил Уэйкфилд · Пер-Оскар Ле

©  Getty Images / Fotobank

Дневник VIP на ярмарке Frieze 2009. Выпуск первый
Cреда. Превью Frieze. Слова и вещи

Из Хитроу я поехала прямиком на превью ярмарки, с чемоданом. Всюду волочить за собой чемодан — это считается очень cool, признак профессионализма, но на самом деле у меня просто нет времени: вип-неделя началась в понедельник, я опаздываю. Впрочем, похоже, программа не такая бурная, как в прошлом году. Пропуска проверяют не так тщательно, а это неумолимо означает, что алчные коллекционеры уже больше не пытаются пролезть на ярмарку в неурочный час под видом слесарей, чтобы в первую же секунду захватить все самое дорогое и желанное. Галеристы говорят, что от клиентов они стали часто слышать фразу «Мы подумаем». Искусство в кризис выполняет свою функцию — заставляет думать.

Оказывается, некоторые в самом деле немного подумали: почитав свежую прессу, я узнаю, что самое главное в Лондоне к моему приезду уже произошло — повидав выставку Дэмиена Херста в Wallace Collection, с болью, стыдом и иронией британцы осознали, что он не гений. Наш колумнист Мэтью Баун первым пришел к тому же выводу, увидев весной премьеру живописи Херста в Киеве, а теперь она доехала и до Лондона. Критик Guardian написал, что все эти синенькие холстики носят «беспомощный и подростковый характер», и что если это memento mori (картины полны черепов), то это memento mori для репутации Херста; остальные вторят ему, упражняясь в остроумии.

Внезапное единодушие критиков настораживает, но и обнадеживает: может быть, действительно умственный и эстетический климат в эпоху кризиса изменился? Быть может, жирное искусство выходит из моды? Быть может, на что хотелось бы надеяться, само понятие моды, маркетинга, саморекламы выйдет в искусстве из моды?

Все, впрочем, сложнее: картины Херста как раз не очень «жирные», они исполнены даже с некоторым бравирующим минимализмом (т.е. левой ногой) и с явной оглядкой на кризис, потому что должны, по мысли автора, напоминать о смысле жизни, о важном, о классическом, вечном, божественном и т.п. Там даже есть, кажется, розы, которых живописцы не писали со времен XVIII века (XIX уже стеснялся). Некоторые почему-то считают, что такой уход в консерватизм, если не в махровую реакцию, есть правильный выход из кризиса. Но от картин Херста исходит ощущение, что написаны они за тяжелыми и пыльными, наглухо задернутыми бархатными занавесками и в желании кризис благополучно переждать, а вовсе не выйти из него в какое-то иное, лучшее состояние человечества.

Художник-куратор Алан Кейн с иронией выставил «коллекцию», которую без иронии собирают его мама и папа

Художник-куратор Алан Кейн с иронией выставил «коллекцию», которую без иронии собирают его мама и папа

Кризис меж тем чувствуется. Сорок галерей отпало от Frieze, сочтя расходы непосильными (это непростое решение, учитывая, что быть включенными в список снова будет очень трудно). Чтобы заполнить ярмарку, был устроен раздел Frame, где молодые галереи показывают одного перспективного художника, — понятно, что в коммерческом смысле это риск, поэтому им была предоставлена скидка (но все же 4 тысячи фунтов — это минимальный взнос только за стенд). Для кураторов и публики этот раздел — самое интересное, поскольку представляет целый проект, а не просто вещь, которая по определению есть только часть проекта и глядя на которую проект нужно еще угадывать. Некоторые авторы Frame позволили себе поиронизировать над самим статусом искусства как объекта коллекционирования и над нашими критериями качества — так, художник-куратор Алан Кейн (он порой выступает вместе с Джереми Деллером) выставил «коллекцию» статуэток, пластмассовых цветов и прочего китча, которую безо всякой иронии, честно и искренне, собирают его родители. Коллекция не продается; «родители меня убили бы», — сказал художник, однако легко себе представить, сколько она стоила бы, будучи подписана Кейном. Достаточно ли весит «прибавочная стоимость» иронии, утяжеляющая фарфоровых куколок до состояния произведения искусства? Кейн задает типично буржуазный скептический вопрос, чешская художница Катарина Шеда дает типично коммунистический оптимистичный ответ — с ее точки зрения, важна не победа и не качество, а участие. Она пригласила в свой проект жителей деревни Лишки (всех триста человек), их коллективными усилиями (по сложной схеме, придуманной художницей) создано девять рисунков. Роль Шеды состояла в том, чтобы вовремя вырывать рисунок из рук очередного рисовальщика, пока коллектив не испортил дело. Получит ли коллектив свою долю от продажи рисунков, не сообщается.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:8

  • tihho· 2009-10-20 22:24:35
    Почему-то очень интересно, что висит (и висит ли) или стоит по углам у автора дома.
  • degot· 2009-10-20 22:35:05
    to tihho: ни один вопрос у нас не останется без ответа! В моем доме все стены и все углы заняты книгами. Есть одна пока еще свободная стена, на ней висит картина с изображением книг.
  • dorfmeister· 2009-10-22 11:41:00
    Отличная была бы, кстати, серия для опенспейс: квартиры критиков.
Читать все комментарии ›
Все новости ›