Оцените материал

Просмотров: 6951

Синдром барства

Кирил Асс · 09/04/2009
Две стареющие знаменитости – Норман Фостер и Музей имени Пушкина – нашли друг друга

©  Foster + Partners

Синдром барства
Меня пленяет история с проектом реконструкции Музея изобразительных искусств имени Пушкина. Сначала директор музея Ирина Антонова просит Нормана Фостера «подумать» над проектом музейного квартала. Затем Фонд ГМИИ заказывает Фостеру концепцию. Ее показывают председателю попечительского совета Пушкинского музея Д. Медведеву, и она ему нравится. Вскоре выясняется, что для выделения госсредств требуется проведение тендера на проектирование (новинка законодательства). Прекрасно, проводится тендер с участием трех проектных организаций. В двух из них участвует Сергей Ткаченко — как партнер и Фостера (в качестве руководителя собственной мастерской), и Моспроекта-4, который под руководством Андрея Бокова работал над этой проблемой уже много лет (в качестве директора НИИПИ Генплана). Тендер выигрывает, как ни странно, не самое дешевое предложение, а предложение Фостера—Ткаченко. Тот прелестный факт, что тендер должен быть основан на стоимости проектирования, а не на качестве проекта, мы опустим — это фол законодательства.

Что все это означает? Глядя на сюжет с новой сценой Мариинского театра, можно ожидать аннулирования результатов тендера, проведения международного конкурса среди архитектурных бонз, победы особо вычурного проекта (пусть даже того же Фостера, кстати, если ему все это не надоест к тому времени), начала стройки, изгнания Фостера и звенящей пустоты над водами.

Кажется, что у людей, поставленных руководить большими культурными институциями, развивается своего рода «барский синдром». Они выбирают себе архитекторов из числа знаменитых и приглашают их расширить и украсить поместье по последней моде. Правда, это вызывает иногда протест императора или губернатора: все-таки управляют они не поместьями, а важными городскими центрами, и их желания вступают в противоречие с правилами. Однако, как мы видим в случае с ГМИИ, иногда и законы принимают странные формы, когда воля государева им противоречит.

Но больше всего расстраивает в этой истории то, что снова проект выбран волюнтаристски, сделан на основе непонятно чего и кончится, боюсь, традиционно — растратой. И ведь, казалось бы, только что мы видели прекрасный пример нормального проведения конкурса на крупный музейный проект в Перми. Не только проекты победили отличные, но и вся организация была первоклассной: и выезды участников финальной стадии на площадку, и комплект документов, и проработанная программа в задании на проектирование.

Что же мешает крупнейшему музею столицы сделать так, чтобы не было мучительно стыдно за всю эту процедуру и за музей, привлеченный тусклым сиянием стареющего мэтра, и за Москву, вновь оказывающуюся заложником прожектерства? Неизбывное отечественное барство, заражающее даже самых культурных и благородных людей наших.


Другие колонки Кирила Асса:
Ужасная неясность, 24.03.2009
Оборона Крыма, 10.02.2009
Север, река, вокзал, 30.01.2009

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • CortoMaltese· 2009-04-09 14:51:33
    И ведь, казалось бы, только что мы видели прекрасный пример нормального проведения конкурса на крупный музейный проект в Перми.

    Только не верится, что его построят.
  • rekapitulant· 2009-04-09 15:29:07
    CortoMaltese: Это, как Вы понимаете, зависит не от организации конкурса, а от наличия у заказчика желания реализовать проект, полученный в результате.

    К.А.
  • adf· 2009-04-27 14:07:43
    Вроде бы благое начинание оборачивается фарсом. Если мысленно убрать теневые финансовае схемы, то остается абсурдный идиотизм. Что наводит на мысль, что нам показывают только верхушку айсберга.
Читать все комментарии ›
Все новости ›