Оцените материал

Просмотров: 59568

Гордон Матта-Кларк и десять его интервенций

Ксения Гурштейн · 17/03/2009
Проекты о брошенной недвижимости и страшно дорогой земле более чем актуальны в наши дни

Имена:  Гордон Матта-Кларк

©  ) Collection of Caroline Goodden McCoy. Courtesy the Estate of Gordon Matta-Clark and David Zwirner, New York

Тина Жируар, Кэрол Гудден и Гордон Матта-Кларк перед рестораном «Food», пересечение Prince Street и Wooster Street, Нью Йорк, 1971, фотограф Ричард Лэндри

Тина Жируар, Кэрол Гудден и Гордон Матта-Кларк перед рестораном «Food», пересечение Prince Street и Wooster Street, Нью Йорк, 1971, фотограф Ричард Лэндри

Кто он такой

Сын чилийско-парижского сюрреалиста Роберто Матты и американской художницы Энн Кларк, Гордон Матта-Кларк (1943—1978) был крестным сыном Марселя Дюшана — в буквальном и переносном смысле. Легендарной фигурой в Нью-Йорке он стал еще при жизни. Самые знаменитые его работы дошли до нас лишь в призрачной документации и в воспоминаниях впечатлительных современников, но талант его проявлял себя не только в них. Он умел создать центр творческой энергии, которая заражала окружающих и расходилась волнами влияния даже после ранней смерти художника от рака.

В Корнелльском университете Матта-Кларк учился архитектуре у видных теоретиков модернизма и выработал художественную практику, которая вносила подрывные коррективы в существующее городское пространство, как физическое, так и общественное. В 1969 году именно в Корнелле он был ассистентом на легендарной выставке Earth Art, где познакомился с Робертом Смитсоном, Деннисом Оппенхаймом, Хансом Хааке и другими современниками, которые тоже искали выход за пределы художественных норм. Потом он переехал в Нью-Йорк и оставшиеся восемь лет жизни провел в этой художественной среде, став одной из ее самых активных и харизматичных фигур — художником, архитектором, галеристом, теоретиком, поваром.

Всплеск интереса к нему в последние несколько лет объясняется отчасти ностальгией и желанием вернуть идеал того мира обшарпанно-богемной свободы, в котором он обитал. Но интерес этот также оправдан и масштабом неоавангардного порыва художника. Наследие Матта-Кларка, предвосхитившее почти все крупные перемены в изобразительном искусстве последних сорока лет, остается притягательным по сей день.

Что он делал

Творчество Матта-Кларка существует где-то на пересечении скульптуры, архитектуры, перформанса, видео, акционизма, ленд-арта, градостроительства и эстетики жизни как Gesamtkunstwerk. Как и у многих других художников его поколения, «мультимедийность» была его принципиальной позицией. То, что он создавал, было временным, эфемерным и изначально не должно было выжить целиком. Самые знаменитые работы Матта-Кларка — это так называемые «взрезы зданий»: он разрезал или вырезал куски полов, стен, фундаментов и фасадов намеченных на снос домов, перекраивая как их внутреннее, так и внешнее пространство и облик. Действия его становились акциями, заброшенные здания — скульптурными объектами, а городское пространство превращалось в предмет пристального исследования. Эти проекты документировались на фото и видео, которые сегодня выступают как самостоятельные произведения. В ряде случаев он также переносил архитектурные объекты в выставочный зал. Но все, что он делал, выходило за пределы привычного представления об ограниченном во времени и пространстве произведении искусства.

О чем это все

Матта-Кларк, наряду с несколькими сподвижниками, использовал для своих проектов слово «анархитектура». Ту энтропию и постоянную борьбу естественных сил, которые Роберт Смитсон искал в своих работах на природе, Матта-Кларк отслеживал в городских джунглях. Его работы сочетают в себе поражающую воображение монументальность (не всякий решится лично вырезать огромные дыры в железобетонных плитах!) с мучительной хрупкостью творений, обреченных на почти мгновенное исчезновение. Видоизмененные художником здания вполне буквально воплощают слова «если бы эти стены могли говорить» — и столь же буквально претворяют в жизнь принципы теоретической деконструкции, которая будоражила интеллектуалов по обе стороны Атлантики. Перекроенные строения заставляют горожан по-другому увидеть привычные места — превращая их в абстрактные скульптуры, делая их по-новому прозрачными.

Одновременно Матта-Кларк видел город глазами археолога и социолога. Для первого в разрезе вдруг становятся очевидными наложения исторических пластов. Второй не перестает задаваться вопросом о том, кому когда-то принадлежали и были нужны «ненужные» здания и земля — и кому они нужны или не нужны теперь.

Здесь стоит напомнить, сколь сильно отличался Нью-Йорк 1970-х годов от своей нынешней ипостаси. Куда более обшарпанный и небезопасный, он был в то же время куда более доступным для людей, работавших без денег, но на большом энтузиазме. Именно в этих условиях целое поколение американских художников с переменным успехом пыталось воплотить в жизнь свои идеи о переустройстве общества. Целью было изменить не галерейное пространство, а мир за его пределами. Работы «анархитектора» Маттa-Кларка были, пожалуй, самыми дерзкими и наиболее симптоматичными из всего созданного его современниками.
Страницы:

 

 

 

 

 

Все новости ›