Оцените материал

Просмотров: 15139

«Новые художники». 1982–1987

27/04/2011
Выставка работ из частных собраний в «Паноптикуме INUTERO» в Москве. Сергей Бугаев (Африка), Иван Сотников, Георгий Гурьянов, Влад Гуцевич, Инал Савченков, Владимир Овчинников, Андрей Хлобыстин, Андрей Крисанов, Олег Котельников, Влад Мамышев-Монро, Юрис Лесник и другие

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

«Новые художники». 1982–1987
В рамках рубрики «Своими глазами» OPENSPACE.RU представляет выставки апреля:
Дмитрий Булатов, Алексей Чебыкин. То, что живет во мне
Таус Махачева в галерее Impronte в Милане
Перформативный архив
Егор Кошелев в галерее «Риджина Берлога»
Саша Галкина и Давид Тер-Оганьян в Paperworks


Из пресс-релиза
Это было веселое время для тех, кто ждал перемен, кто был молод, кто составлял тот самый андеграунд, который вырвался бурным творческим потоком, ломая для себя формалистскую, пыльную поверхность рутинных советских будней. Они творили, не ограничивая себя ни в чем, эксцентрично, независимо от обстоятельств, используя материалы, найденные буквально под ногами: на клеенке, столешнице или дверце шкафа. В их художественном арсенале: живопись, графика, коллажи, мультфильмы, перформансы, параллельное кино, авторская книгa и др. Они были и писателями, и поэтами, художниками и музыкантами, и обязательно альтернативными модниками. Многие не имели художественного образования, но сила притяжения всего происходящего затягивала и вырывала из серой действительности в Новый мир искусства.

Главное для них — творить свободно и весело, в ритме танцев (или в трансе), вне рамок стиля и догматических ограничений.

«Новые художники» противопоставляли свое творчество старой волне авангардистов, которые всего боялись и разговаривали о политике. Хулиганское отношение к реальности и политике бодрило молодых людей. В отличие от стерлиговцев или, скажем, Митьков авторов работ легко распознать. Кажется, что у объединения не было единого стиля: у Котельникова — это дикая экспрессионистская живопись, у Крисанова и Цоя — аккуратные рисунки квадратноголовых человечков, у Савченкова — это живописные истории, почти мультяшки. Но была связь с традициями авангарда начала ХХ в. Идеи неопримитивизма, ларионовского «всечества» и стильное бунтарство Маяковского проживались заново. «Все — художники, и все — искусство» вдруг неожиданно столкнулось с идеями новой волны и дало всплеск активности нового типа. ​

 

 

 

 

 

Все новости ›