В российском искусстве всё выглядит невероятно роскошно и богато, всё богаче и богаче, а платят по-прежнему четверть того, что в других странах.

Оцените материал

Просмотров: 18368

Профсоюз: требования и сомнения

13/05/2011
Должен ли художник получать гонорар за выставку? Кто оплачивает труд куратора? Стоит ли захватить Союз художников? Нужно ли запретить добровольный безвозмездный труд? И многое другое

©  Дрезденская картинная галерея

Гюстав Курбе. Дробильщики камней. 1849

Гюстав Курбе. Дробильщики камней. 1849

Вот уже несколько лет в художественных кругах Москвы зреет инициатива создания профсоюза для защиты интересов людей, работающих в этой сфере: художников, кураторов, ассистентов, редакторов каталогов (см. здесь). На Первомайском конгрессе творческих работников в Сахаровском центре состоялось обсуждение тезисов требований такого союза. Тезисы были написаны Марией Чехонадских и распространены ею и Николаем Олейниковым. Полностью текст тезисов приведен здесь. Обсуждение продолжится 15 мая.

Мы спросили тех, кто активно участвовал в этом обсуждении, а также тех, кто там не был, но внимательно прочитал тезисы, о том, что они обо всем этом думают. Может ли художник просить гонорар за выставку? Кто должен оплачивать труд независимого куратора? Стоит ли захватить Союз художников? Что хуже — государственное или частное? Нужно ли запретить институт волонтерства? Следует ли унифицировать процент комиссии, который галерея берет, продавая работы художника? И можно ли будет принять в профсоюз Никаса Софронова и Алексея Беляева-Гинтовта, если они туда попросятся?

Нам ответили:
Дмитрий Гутов, художник;
Арсений Жиляев, художник, куратор в частной институции;
Екатерина Лазарева, художник, независимый куратор, критик в различных СМИ, редактор в частном СМИ;
Анатолий Осмоловский, художник, главный редактор независимого журнала;
Андрей Паршиков, независимый куратор, в прошлом куратор частной галереи;
Давид Рифф, независимый куратор, художник, переводчик, преподаватель в государственной институции;
Хаим Сокол, художник;
Мария Чехонадских, независимый куратор, редактор в независимом СМИ;
Елена Яичникова, независимый куратор, в прошлом — редактор в частном СМИ, сотрудник государственной институции.

Свое мнение высказала и
Екатерина Дёготь, независимый куратор, редактор в частном СМИ, преподаватель в государственной институции.


1. Каково ваше отношение к этой инициативе? Как вы видите трудовые отношения в сфере создания художественных и творческих проектов в России и каковы ваши предложения по их урегулированию?

Чехонадских: Все что происходит в сфере искусства, является экспериментальной площадкой для новой экономической модели труда; она уже распространяется на заводах, в секторе сферы услуг (аутсорсинг, заемный труд, сезонная работа). Началось все с того, что сокращение рабочих мест, заработных плат, урезание до минимума социального страхования привело к возникновению уникальной системы нестандартной и атипичной занятости. Например, вы куратор ГЦСИ, зарплата там маленькая, и вы вынуждены работать еще в трех местах, чтобы выжить. Как в таком режиме можно создать хорошую выставку? Другой пример: вы куратор без постоянного места работы, некуда устроиться. Вы сами ищете площадку, деньги; часто вкладываете собственные; получили вы эту площадку благодаря дружбе и связям; требовать от «друзей» контракт и деньги вы не можете. При этом вы и менеджер, и координатор, и монтажник. Конечно, это экстремальный вариант, я специально утрирую. Система искусства — авангард неолиберальной политики. Бизнес и господствующая идеология выжимают из творческих людей все соки за абсолютный бесценок. Вот делаете вы Уральскую биеннале как куратор за копейки, вкалывая без перерыва несколько месяцев, а потом Екатеринбург обзаводится инвесторами, туристами и т.д. Сколько бы им пришлось платить пиарщикам, чтобы создать «позитивный образ региона»! Выходы из ситуации (говорим о кураторах): во-первых, создание новых рабочих мест и повышение оплаты труда. Во-вторых, возможность официально, без серой зарплаты работать по проекту, что предполагает открытый конкурс заявок в институции. Кое-где эта модель со скрипом уже работает. В-третьих, ликвидация цензуры при работе с институциями, регулирование бюджета и условий продакшна и постпродакшна. А то некоторые скажут: пожалуйста, делайте у нас свой проект, только из пресс-релиза уберите это слово, а этого художника не включайте, и еще повесьте баннер спонсора два на два, потом за три дня организуйте приезд художников, а деньги мы перечислим в последний момент и т.д.

Паршиков: Оформить трудовые отношения в сфере создания художественных и творческих проектов как можно скорее и с точки зрения наемного работника — это очень своевременно. Вопрос лишь в том, кто сделает это скорее — работник или работодатель. Я присутствовал еще при зарождении этой инициативы два года назад в здании газеты «Известия» после ярмарки «Универсам». Тогда мне все казалось не то что неосуществимым, но инфантильным и самонадеянным. В этом году активность стала нарастать куда серьезней, у меня больше надежд, хотя скепсис никуда не делся. Здесь есть момент утопии, но тем лучше.

Главный мой вопрос касательно требований — это их адресат. В требованиях их несколько: галеристы (простите, но, на мой взгляд, эта социальная микрогруппа сама с трудом может называться защищенной в России), государственная власть, владельцы частных институций и директора государственных. С кем из них мы готовы вступить в борьбу? Ну, наверное, со всеми. А вот диалог вести — уже нет. Я плохо представляю себе прямой диалог с властью здесь и сейчас. Государственные институции? Если начать их сейчас реформировать снизу, то единственное, что можно сделать, это окончательно их развалить. Их нынешнее положение в Москве не просто нестабильно — оно вызывает массу вопросов о будущем у них самих. Возможно, это будет и к лучшему, но, развалив старые, придется еще некоторое время попотеть, чтобы не позволить создать новые сверху.

Осмоловский: Довольно бессмысленная затея. Устанавливать связь между художниками на экономической основе крайне вредно. Эта связь разрушает художественные связи, возникшие на основе общих художественных ценностей. Например, мне не нравится художник X, я считаю его крайне вредным в контексте художественного процесса, но буду вынужден с ним поддерживать отношения из-за возникшей экономической взаимосвязи. Эта инициатива отдает сталинским постановлением о Союзе художников 1932 года.

Трудовые отношения к нас действительно далеки от цивилизованных форм. Известным художникам, конечно, легче: они обладают опытом и могут рассчитывать на преимущества. В области молодежного искусства скорее всего царит тяжелая эксплуатация и обман. Лучший способ получить опыт в этой области — это иметь дружеские и деловые отношения с художником опытным.

Сокол: Я выступаю за скорейшее создание организации, и чтобы это был именно профсоюз. Нужно сформировать рабочие группы по образованию, правовому ликбезу, фандрайзингу и начать работу. Возможно, придется пригласить на ставку исполнительного директора и юриста, поскольку никто из нас не может и не хочет заниматься ежедневной бюрократической работой. Иначе все опять закончится разговорами.

Естественно, у каждого, кто присоединится, будут права и обязанности. Зона прав включает в себя:

1) Разрешение трудовых конфликтов. Как только художник, переводчик, куратор, рабочий и т.д. соглашается на участие в выставке либо начинает сотрудничество с галереей, он (она) вступает в зону трудовых отношений, которые могут и должны оформляться трудовым договором. Задача профсоюза — помогать в случае несоблюдения этих договоров. После разговора с коллегами из кино я поверил, что это реально. Профсоюз нельзя послать. Можно действовать в рамках трудового законодательства, а в случае необходимости организовывать бойкот галереи на международном уровне — например, на ярмарках. Главное здесь — солидарность, как бы наивно это ни звучало.

2) Экономически-правовой ликбез. У нас вообще никто не знает своих прав, как заключаются договора, какие они бывают и т.д. Необходимы семинары, консультации, брошюры. Евгения Абрамова уже занимается подготовкой такого пособия.

3) Образовательную работу: философские семинары, круглые столы, изучение форм и опыта политического искусства и т.д.

4) В идеале в неопределенном будущем — кассу взаимопомощи и пенсионный фонд. Пока необходимо наладить регулярный сбор взносов.

Зона ответственности — это участие в забастовках или иных формах протеста в рамках деятельности профсоюза, запрет на штрейкбрехерство, неучастие в сомнительных акциях, мероприятиях идеологического, пропагандистского характера, а также там, где применяется рабский труд и т.д.

На данный момент мне кажется реальным только введение и закрепление договорных отношений и развитие гонорарной системы, прежде всего на время выставок, определение гонорарного минимума и запрет на использование рабского труда (гастарбайтеров, волонтеров и проч.).

Жиляев: Я не вижу сложности в том, чтобы формализовать художнический труд в рамках проектной работы. Должна быть минимальная плата за участие в проекте. Активный художник участвует в 5—7 групповых выставках в год, делает одну персональную. В моем случае к этому добавляется кураторская работа. Ты все время производишь выставки. Это монтаж, работа в мастерской, интеллектуальная подготовка. Но графа «оплата художнику» не предусмотрена. Ассистенту, переводчику, критику — да. Но не художнику (я выживаю благодаря кураторству в программе «Старт», где я на договоре). Считается, что за мои выставки мне платят символическим капиталом, я повышаю капитализацию своего имени. Почему-то на телевидении ни у кого не возникает идея предложить это телеведущим или режиссерам...

Яичникова: В Москве, как правило, институции не платят гонорар независимому куратору, если предложение выставки исходит от него. Платят лишь в том случае, если сами его пригласили. Уравнять эти ситуации — первый вопрос, который требует решения. Чаще всего приходится покрывать гонорар куратора за счет расходов других партнеров или грантодателей выставки (их часто ищет сам куратор), а не за счет принимающей стороны.

Что касается штатной работы в организациях культуры, то, как и в организациях другого профиля, здесь часто возникают стандартные уловки с «черным налом». Другой вариант — когда зарплата складывается из двух частей — минимальной ставки, указанной в договоре, и суммы, начисляемой как премия, что чревато ее невыплатой. Здесь очень пригодился бы информационный портал, который помог бы разобраться в трудовых вопросах, снабжал бы инструкциями по изменению договоров и т.п.

Вопрос механизмов давления, которыми будет располагать организация, очень важен. Звучало предложение создать «черный список» и пикетирование нарушающих правовые нормы организаций, но вряд ли этого достаточно (при том, что на пикетирование осмелятся немногие) без серьезной разработки правовой базы. Что касается требований, то наибольшие вопросы вызывает третий блок, связанный с пересмотром институциональной политики государственных и коммерческих учреждений в сфере искусства и культуры. Мне кажется странным видеть проблему коммерциализации некоммерческих институций, ликвидации цензуры и даже создания дополнительных рабочих мест для кураторов, художников-исследователей и теоретиков не в качестве долгосрочной программы, а в качестве требований. Понятно, что это проблемы другого уровня, которые закономерно ставят вопрос об адекватных для их осуществления механизмах давления.

Лазарева: Я позитивно отношусь к самой постановке этого круга проблем, к их публичному обсуждению, разделяю идеи солидарности творческих работников и осмысление художественного производства в трудовых терминах. Вместе с тем многие требования, озвученные на прошедшем втором конгрессе, кажутся мне спорными и большинство — нереалистичными.

Должна признаться, что как куратор я только однажды получила гонорар, еще в одном случае мой гонорар был удержан в качестве штрафа за порчу художником имущества, в остальных случаях я сознательно (точнее, несознательно) включалась в производство выставки на добровольных началах. Потому что сделать выставку было важнее. И художники соглашались участвовать без гонорара. На мой взгляд, запрет на добровольный неоплаченный труд (что предлагается в требованиях) в каком-то смысле посягает на художественную свободу.

С другой стороны, молодые художники, кураторы и критики должны осознавать, что они обслуживают не только свои интересы. Например, куратор 1-й Пражской биеннале Джанкарло Полити был чрезвычайно горд, что сделал биеннале «не хуже венецианской» за 30 тысяч у.е., но он сделал ее за счет художников! — в этом смысле я не идеализировала бы западный опыт. Поэтому, на мой взгляд, чрезвычайно важно, чтобы будущая организация творческих работников занималась просветительской деятельностью, оглашала бы истории конкретных конфликтов, издавала бы какие-то листовки, призванные пробудить политэкономическое сознание творческих работников.

Рифф: Я согласен, что культурные производители должны думать о защите своих прав и коллективно бороться за это. Но я не думаю, что художественный или творческий труд можно урегулировать или даже посчитать наподобие другого труда, что очень усложняет задачи этой инициативы.

Трудовые отношения в реальности очень хаотичны — многое зависит от конкретной ситуации и конкретных договоренностей между людьми. Все это производство происходит в контексте, где важно демонстрировать богатство, но отнюдь не важно за этот показ много заплатить. То есть всё выглядит невероятно роскошно и богато, всё богаче и богаче, а по-прежнему платят, наверное, четверть того, что за ту же работу платят в других странах. Урегулировать такие хаотичные отношения крайне сложно. Надеяться на урегулирование со стороны государства (через законы) почти невозможно, как и вообще адресовать все эти требования какой-то высшей инстанции — ее здесь практически нет. Какого-то урегулирования можно добиться через развитие тарифных планов, использование трудовых контрактов и общую просветительскую работу. Например, коллективно установить, что перевод одной страницы стоит не 5, а 25 евро и что любой переводчик, занимающийся этим за меньшие деньги, — штрейкбрехер. Но главное, самих переводчиков надо информировать об этом и убедить отстаивать свои права.

Дёготь: Меня больше всего поразило, что инициаторы проекта без колебаний отождествляют художников с наемными работниками. Это интересная точка зрения. До сих пор принято было считать, что художник создает продукт и потом продает его, а в цену включены все его трудовые затраты. Теперь все чаще бывают такие ситуации, когда художник делает для выставки нечто нетранспортабельное, что потом будет уничтожено. Или же перформанс. В этом случае он с недавнего времени вправе получить гонорар за участие (но не тогда, когда он потом все по второму разу на принтере напечатает и продаст через галерею, — а так тоже бывает). Но институции в России еще не готовы к такой модели.

Если рассуждать так, то труд художника рассматривается как социальная услуга (городу или институции), а сам он — как служащий, что очень похоже на модель советского Союза художников. И не случайно современное нерыночное, критическое искусство очень похоже на соцреализм по многим параметрам. Это не обязательно плохо, но тут есть определенные опасности, особенно если этого не осознавать. Сейчас энтузиазм участников напоминает мне ситуацию формирования МОСХа в 1932 году — там, если кто не знает, отнюдь не идеология была на повестке дня, а правовые и денежные вопросы, и объединение всем казалось очень удачной идеей (это было отнюдь не «уничтожение свободных групп», как часто говорят, а именно желание объединиться, идущее снизу). Но все мы знаем, чем дело кончилось.

Что касается кураторов, ассистентов, авторов пресс-релизов (не будем называть их критиками), тех, кто работает по найму, то тут все более традиционно. И, возможно, имеет смысл создать профсоюз и установить гонорарные минимумы (хотя уничтожать институт волонтерства — значит замахнуться на отношения образования, хотя это чуть ли не единственная альтернатива рынку).

Я должна сказать, что для меня, как для куратора, более удобна (и более эффективна для проекта) модель предпринимателя, когда спонсор мне выдает бюджет и я сама им распоряжаюсь (надеюсь, справедливо и экономно), нанимая людей, которым я доверяю, — а не модель пролетария, который исполнил свою часть работы, не знает, что сделает другой и сделает ли, а за одну лишь идею работать не готов. Современное искусство исторически основано на предпринимательской модели, которую я описываю. Она предполагает инициативу, в том числе и в поиске денег, и инвестиции труда (а то и денег) без гарантии отдачи. Но мои коллеги, мне кажется, по идеологическим причинам увлеклись абстрактным образом пролетария и готовы защищать только его, точнее некую пассивность и патерналистские ожидания, которые они под этим понимают. В частности, это проявляется в том, что требования направлены неизвестно к кому. А также в том, что «право на труд» (которое есть даже при капитализме до какой-то степени) интерпретируется как «право продавать свои работы». Но никто не может заставить галериста продавать работы художника, который ему не нужен, а музейщика — устроить выставку слабого куратора. Демократия тут будет бессильна!

А вообще-то в случае наемного труда просто должен соблюдаться Трудовой кодекс РФ, который сам сейчас рискует преобразиться в сильно худшую сторону, и меня удивляет, что инициативная группа об этом не говорит ни слова и борется не с этим. Хотя это как раз коснется всех.

Мое отношение к этой инициативе — в целом сдержанно позитивное, но мне кажется, что то, что мы пока читали, базируется часто на незнании и, главное, невероятно догматично, и я не считаю, что добрые намерения это искупают. Меня даже удивляет, что эти требования не включают вообще уничтожение галерей, например: они же наживаются на художнике, так? Пусть художники сами выйдут на бульвар продавать свои работы. Почему же они этого не делают, интересно?

Единственное, что мне однозначно нравится, это сам жанр требования — в отличие от бесконечных жалоб. Но не всего и не ото всех можно требовать и тем более законодательно это оформить (например, ликвидации самоцензуры). В целом в некоторых тезисах я вижу попытку подмены интеллектуальной борьбы (как более сложной и без гарантированного результата) — юридической и профсоюзной. Это кажется мне опасной тенденцией (так введение уголовной статьи за «оскорбление чьих-то национальных и т.п. чувств» во всем мире превратилось из освободительного инструмента в карательный). Например, требование, чтобы у каждой выставки был куратор, должно быть основано не на том, что всем кураторам надо дать работу, а на том, что общественное мнение такие выставки не должно принимать как интеллектуально несостоятельные.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:23

  • zAdorno· 2011-05-13 19:23:04
    Мне показалось, что доводы Е.Деготь наиболее сбалансированы.
  • degot· 2011-05-13 19:42:45
    Спасибо, раз так, добавлю еще один: главным требованием для куратора должна быть не оплата его труда (вовремя или в правильном объеме...), а, конечно же, возможность распоряжаться бюджетом выставки! И прозрачность этого бюджета, чей бы он ни был - институции или спонсора. А этого у нас в стране нет нигде. Но мои коллеги зациклились на том, что они пролетарии, и сидят ждут зарплаты.
  • atomniy· 2011-05-13 20:49:02
    полезное чтение
  • arist· 2011-05-14 02:09:10
    когда читаешь "майские" тезисы невольно в голове возникают образы из Ильфа\Петрова и Булгакова, пиво только членам профсоюза и т.д., только не смешно.
    Наиболее адекватные высказывания прозвучали от Деготь, Гутова и Парщикова, Осмоловский слишком радикален, но тоже более адекватен чем остальные.
    На мой взгляд единственная институция от которой можно и нужно чего-то требовать - это ГЦСИ, потому что он получает госбюджет под ту деятельность, которую ведут современные художники.
    Например вместо нелепого музея, кторый надо будет не пойми чем заполнять, надо построить простое современное функциональное здание не более 12 этажей, в котором разместить съемочные площадки для масштабных фото и видео проектов, компъютерные студии, которые могли бы арендовать художники на короткое времяЭ для реализации проектов, а также фонд мастерских арендуемых художниками на коммерческой основе(но не по ценам торговых площадей), неплохо бы награждать победителей Инновации в номинации "молодой художник" не бессмысленной путевкой на кипр, а мастерской на 3 года в этом самом здании.
    Создание подобного творческого центра способствовало бы развитию ситуации в нашем хилом современном искусстве, по крайней мере наличие подобного центра обеспечило бы контентом сам ГЦСИ и его филиалы и Инновацию.

  • arist· 2011-05-14 02:30:26
    реформировать заскарузлые институции типа Союза художников и Академии - пустая трата времени и сил, а также борьба с ними бесполезна и вредна, надо создавать свои структуры и реформировать структуры уже созданные для современного искусства(ГЦСИ),а про устаревшие институции надо просто забыть.
  • zAdorno· 2011-05-14 11:59:14
    А что, поставить Василия Стали…, ой, Церетели на место Зураба, и будет нам счастье!
  • kustokusto· 2011-05-15 14:56:14
    Художникам бы для начала разобраться на кого работать - а уж потом профсоюзные столовые организовывать. У вас там на Плюке и Ицелопы и малиновые штаны - а у нас 0,2 процента кислорода от нормы. Нет , ей богу - два мира - два шапиро.

    http://newsland.ru/news/detail/id/634111/cat/86/
  • yuri· 2011-05-16 01:04:05
    А кто является работодателем художников?
  • zAdorno· 2011-05-16 01:48:37
    Согласно учению Б.Гройса, работодателем является директор цирка, т.е. куратор.
  • degot· 2011-05-16 07:03:59
    Директор цирка - это совсем не куратор. Директор цирка - это распоряжающийся финансами устроитель мероприятия, на котором художник исполняет свой цирковой номер (если он так это понимает), то есть: директор музея, фестиваля, комиссар (или глава фонда) биеннале и т.п. А куратор всего лишь нанят тем же работодателем.
  • miah_lokos· 2011-05-16 10:51:56
    to yuri: работодателем (или, точнее, субъектом трудовых отношений) художника становится, например, институция, когда приглашает его участвовать в выставке. В бюджете выставки в России, как правило, предусмотрен гонорар куратора, оплата работы монтажников (либо они на ставке), но крайне редко или вообще никогда гонорар художника либо хотя бы оплата работы по инсталлированию. И кстати, ( это уже в ответ на размышления Кати) в такой ситуации художник выступает не как пролетарий, а как частный предприниматель, время которого стоит денег.
  • zAdorno· 2011-05-16 11:43:07
    А кто является работодателем комиссара?
  • kustokusto· 2011-05-16 13:10:21
    2 zAdorno

    Ревком!!!
  • zAdorno· 2011-05-16 15:02:03
    Вопрос: «Как вы считаете, благодаря кому или чему современное искусство в России стало популярным?»
    Иосиф Бакштейн: «Я думаю, благодаря Даше Жуковой. Это большей частью её заслуга — стать этакой законодательницей моды на современное искусство в нашей стране.»
    http://www.chaskor.ru/article/iosif_bakshtejn_otechestvennyj_art-mir_u_nas_marginalen__20445
  • kustokusto· 2011-05-16 16:14:56
    Мамма миа - так это Жукова теперь - Папа Модерато ?
  • zAdorno· 2011-05-16 17:22:11
    - Мама, мама, я не хочу к папе!!!
    - Заткнись и копай!!!
  • kustokusto· 2011-05-16 17:29:31
    - Доктор - я выживу ?
    - А смысл ?
  • yuri· 2011-05-17 00:46:47
    Работодателем художника является он сам - иначе это не художник, а оформитель.
    Если считать художника свободным предпринимателем, то объединение предпринимателей, даже мелких, вряд ли может называться профсоюзом.
    Другое дело, что есть название, объединяющее и художников, и писателей, и журналистов, и дизайнеров и ретушеров - лица свободных профессий или фрилансеры. Им нужен не профсоюз, а больничная и пенсионная касса, приспособленная для людей, получающих деньги нерегулярно и в разных местах. Может быть, еще юридическая помощь. И право пользования такой кассой не может быть ограничено ни по политическим, ни по эстетическим причинам. Условие участия - некоторая минимальная сумма, зарабатываемая именно в качестве фрилансера.
    А партийные или стилистические проблемы могут решаться в других объединениях, более узких, и с ограниченным приемом.
  • kustokusto· 2011-05-17 01:37:08
    Да-да - и объедениться фрикам фрилансерам в кружок по интересам , и ломануться в "Народный Фронт", и подломить кассу. Напоследок.
    А лучше сразу в Лондон - касса-то уже там.
    В России сейчас все как раз искусством и бредят.
    ...мартобря 86 числа...
  • karenalekyan· 2011-05-17 23:23:47
    Осмоловский прав. Экономическая основа лешает куратора или организатора от свободных решении.
  • bakanova· 2011-05-18 22:18:00
    Я не против подписания договора с художниками и собираюсь заняться этим вопросом, потому что в некоторых неудачных случаях сотрудничества, сопровождающихся нарушением профессиональной этики со стороны художника именно галерист является пострадавшим. Спасибо Кате Деготь и Андрею Паршикову за внятные комментарии и Юре Альберту за определение работодателя. Прочитать это было полезно, местами уморительно
  • Mi-mi Moscow· 2011-05-30 16:53:27
    Спасибо! про гражданский контроль особенно понравилось! :)
  • arsenev· 2011-07-04 22:08:42
    Список требований - в силу чего-то борхесовского - отдает жанром wishlist'a молодых и дерзких.
Все новости ›