Оцените материал

Просмотров: 2641

Виртуальный отпуск и крот истории

Давид Рифф · 22/08/2008
Если вы не знаете, как рассчитать стоимость произведения искусства по формуле P=f(EC) + UP, еще не поздно узнать
Виртуальный отпуск и крот истории
Manifesta 7

Пора в виртуальное путешествие! После того как вы прочтете на OPENSPACE.RU обзор Manifesta 7, написанный Анастасией Митюшиной, загляните в дневник manifesta, который вел обозреватель Frieze Джонатан Гриффин, — и вы получите представление о том, что говорили профессионалы об этой европейской биеннале в дни ее открытия и какие выставки больше нравились посетителям. Шумон Басар (Shumon Basar) на Artreview.com подчеркивает поразительный размер современных биеннале (а Manifesta 7 открыта в нескольких городах сразу), отмечая, что ни у кого «не будет возможности и времени как следует ознакомиться со всей выставкой», и задается вопросом, насколько этот размах может еще увеличиться: «Сейчас это квартал, потом страна, вскоре целый континент. И, наконец, весь мир».

Подобные ироничные размышления уместны в связи с Manifesta 7. Ее сдержанная постиндустриальная эстетика и незрелищное использование архитектуры предсказуемым образом подразумевают множество пустых пространств и аудиоинсталляций, которые плохо поддаются письменному пересказу и неважно выглядят на фотографии. Но как это сказывается на туристах? Получить представление об этом помогут обширные видеозаписи без комментариев на vernissage.tv. Мне особенно понравился фильм про дождливый день в крепости Фортецца (Fortezza). Просматривая эти записи, вы как бы заново проживаете скучный отпуск — впрочем, это прекрасный способ охладиться в жаркий летний день...

Искусство и экономика

Почему современное искусство так редко подвергают качественному экономическому анализу? Блогер рынка искусства Андраш Санто (András Szántó) знакомит нас с недавними попытками экономистов количественно измерять ценность произведений искусства, и, честно говоря, они отличаются редкостной тупостью.

На этот пост Санто вдохновила недавняя статья в New York Times о трудах экономиста Дэвида Галенстона (David Galenston), который уверен, что искусствоведам его изыскания не понравятся. И впрямь. Галенстон изобрел способ расставлять великие произведения модернизма по степени важности, основанный на частоте их упоминания в учебниках по искусству, что представляется верхом идиотизма. («Девушки из Авиньона» попали на первое место — 28 иллюстраций, на втором оказался «Памятник III Коммунистического Интернационала» Татлина и т. д.).

Санто также упоминает Клэр Мак-Эндрю (Clare McAndrew), экономистку из Ирландии, и ее недавнюю книгу «Экономика искусства: путеводитель инвестора по рынку искусства» (The Art Economy: An Investor’s Guide to the Art Market (Liffey Press, 2007), где, помимо прочего, выведена формула измерения стоимости произведения искусства: P = f(EC) + UP, где: P — стоимость произведения искусства, ЕС — совокупность характеристик художника, произведения и торгов, а UP — «необъяснимая надбавка», которую покупатель на аукционе может захотеть заплатить за произведение. Эта UP, согласно Мак-Эндрю, «кажется, возникает по ходу того эмоционального, субъективного и зачастую иррационального процесса, каким является приобретение произведений искусства». Обе заметки меня сильно озадачили: а как же трудовая теория стоимости, согласно которой ценность может повыситься только благодаря добавке экспроприированного труда, и почему бы экономистам для разнообразия не применить эту теорию к искусству? Мне также интересно, почему столько людей, провозглашающих себя марксистами, увиливают от конкретных фактов политэкономии и предпочитают философствовать о культурных формах эпохи позднего капитализма.

Интервью Славоя Жижека

Один из этих самопровозглашенных марксистов — знаменитый словенский философ Славой Жижек (Slavoj Zizek), иронически именующий себя «ортодоксальным сталинистом-лаканианцем». Жижек знаменит как аналитик современной культуры и сторонник возвращения коммунизма, но также и как чрезвычайно эксцентричная личность. В The Guardian опубликована беседа с ним, где он называет себя непримиримым гегельянцем, который с подозрением относится к любви и оплакивает «мрачную катастрофу» ХХ века — кончину коммунизма.

Чтобы прочувствовать эту «мрачную катастрофу», вы можете сравнить вымученные ответы Жижека с двумя знаменитыми и куда более гармоничными анкетами, которые Карл Маркс записал в альбом своих родственников, что было обычной практикой в XIX веке.

Туннель Свободы

Однако идеалы коммунизма продолжают жить, как и мечта о свободе, вырытая под нашими городами кротом истории. Иногда в самом буквальном смысле. Нью-йоркский специалист по архитектуре и уличному искусству Храг Вартанян (Hrag Vartanian) пишет о Туннеле Свободы в Нью-Йорке — глубоком железнодорожном туннеле под Верхним Вест-Сайдом, который служил приютом бездомным и художникам-граффитистам, пока в 1991 году по нему вновь не пустили поезда.

Туннель назван так в честь граффитиста Хриса Пэйпа по кличке Свобода (Chris «Freedom» Pape) и его команды, которые нарисовали здесь множество фресок. Одна из них — гигантская работа под названием «Американский путь» (The American Way), которая напоминает поп-арт. Другая фреска изображает плачевное положение выселенных бездомных, цитируя известное полотно Гойи.

Детальный фоторепортаж о туннеле можно увидеть в блоге Citynoise, а более подробный письменный отчет о посещении этого прекрасного места — на сайте исследователя города quantum-x.

 

 

 

 

 

Все новости ›