Оцените материал

Просмотров: 11889

Урбанизм в стиле MOUT

Брайан Финоки · 02/04/2008
Современный архитектор не всегда работает на благо человека. Порой он работает на благо войны. Правда, в этом случае он не стремится, чтобы о его творениях кто-нибудь узнал. Американский блоггер Брайан Финоки (Bryan Finoki, Subtopia) раскрыл несколько тайн милитаристского зодчества
Мобильный MOUT, место нахождения неизвестно

Мобильный MOUT, место нахождения неизвестно

Я уже не в первый раз обращаю читательское внимание на градостроительные симулякры — призрачные тренировочные сооружения системы MOUT (Military Operation in Urban Terrain, или ВДГУ — военные действия в городских условиях). Целые псевдогорода и квазипостройки созданы с одной-единственной целью — беспрерывно становиться предметом то захвата, то контрзахвата, дабы помочь американским ВВС подготовиться к подавлению повстанческого движения в городах за пределами США.

Сооружений системы MOUT много во всем мире, но в Twentynine Palms в Калифорнии возник совершенно новый участок — CAMOUT (Combined-Arms Military Operations in Urban Terrain — военные действия смешанных родов войск в городских условиях). Этот лагерь (название произносится как «Kэй-Маут») должен стать меккой, так сказать, всей программы MOUT. Первые части этого затерянного в американской глубинке участка должны раскинуться на 400 кв. км, сгруппировавшись вокруг городского центра, занимающего 280 акров, что есть «примерно размер центра Сан-Диего», как уточняет журналистка Келли Салливан. В сущности, CAMOUT — это сцена, на которой готовится мощный гастрольный спектакль.

©  MS&T Magazine

 Аспирантура MOUT в Twentynine Palms, Калифорния

Аспирантура MOUT в Twentynine Palms, Калифорния



Суть программы MOUT в том, чтобы подготовить участника операции к непривычным условиям. Город-призрак позволяет нападать на города, находящиеся в другой части света и навязывать свою волю, где только возможно. Это еще одно проявление сверхсовременной гибкости военного урбанизма, возможности перенести сложные особенности чужого города к себе домой, дабы для начала овладеть искусством завоевания на собственной территории. И город этот пугающе похож на архитектурные сооружения, созданные в эстетике «возвышенного», но только в рамках искусства войны.

©  Ann Johansson  ⁄  NYT

 В национальном тренировочном центре в Fort Irwin в пустыне Моджаве армия вновь учится биться врукопашную, поскольку центр внимания смещается с больших битв одной армии с другой на более тонкие тактические приемы борьбы с повстанцами-герильяс

В национальном тренировочном центре в Fort Irwin в пустыне Моджаве армия вновь учится биться врукопашную, поскольку центр внимания смещается с больших битв одной армии с другой на более тонкие тактические приемы борьбы с повстанцами-герильяс



Согласно выложенным в интернете документам министерства обороны США, Боевая лаборатория морской пехоты (The Marine Corps Warfighting Laboratory) в Quantico, штат Вирджиния, начала изучение боевых действий в городских условиях еще в 1997 году. В 1999 году она запустила проект «Метрополис» и установила, что тренировочные городские сооружения, которые многие годы использовались морской пехотой на своих базах, слишком малы. «Пытаться подготовиться к военным действиям в городских условиях с тридцатью пятью зданиями — все равно что к войне в джунглях готовиться в ботаническом саду», — сказал Брайан Робертсон, ассистент-менеджер проекта CAMOUT.

И вот в 2004 году руководство морской пехоты начало разработку и оформление замысла CAMOUT, создав бюджет на основе двух финансовых источников — военных строительных фондов и военных фондов по материальному снабжению.

©  Ann Johansson  ⁄  NYT

 Американские вооруженные силы захватывают фиктивный город в Ираке. Регион, размером почти с Род-Айленд, усеян деревнями, до жути напоминающими реальные

Американские вооруженные силы захватывают фиктивный город в Ираке. Регион, размером почти с Род-Айленд, усеян деревнями, до жути напоминающими реальные



CAMOUT будет построен в три приема в течение трех лет и будет стоить от 200 до 250 миллионов долларов. Первая фаза — это создание городского центра, который включит в себя футбольный стадион олимпийского размера, больницу, аэропорт, огромный торговый центр, тюрьму, полицейские участки, школы, промышленный центр, обширную систему подземных сообщений и два посольства. Всего будет 1560 зданий (некоторые по высоте в пять этажей) и семь различных кварталов: центр, который только что описан, восточные и западные районы вокруг стадиона, район вокруг больницы, «старый город», смоделированный на основе города Садр (пригород Багдада), и, наконец, индустриальная зона и дипломатический район. Доселе невиданный город будет разделен на две части рекой, которая уже проложена и достигает местами 80 футов в ширину, хотя, как нам говорят, воды в ней не будет. На некоторых участках здания будут полностью разрушены, а вокруг города построят трущобы, что будет выглядеть неким сюрреалистическим диснейлендом (журналист Майк Дэвис сказал: «Пентагон — это самый богатый владелец самых больших в мире трущоб»).

 NATO Exercise Cooperative Osprey 1996, Camp Lejeune, NC

NATO Exercise Cooperative Osprey 1996, Camp Lejeune, NC



Районы должны представлять разные по плотности пространства и служить для выполнения тактических заданий, диапазон которых варьируется от нанесения целевых ударов, патрулирования, зачистки зданий, спасательных операций до более масштабных действий — массовой эвакуации или позиционной поддержки. Весь «военно-боевой город» будет оборудован камерами слежения дистанционного управления.

Строит все эти объекты, получает контракты на планирование и возведение искусственных чудес третьего мира компания Soltek Pacific. Она базируется в Сан-Диего и работает с архитектурной фирмой Architects Mosher Drew Watson and Ferguson и инженерной фирмой Stedman & Dyson Structural Engineers. Эти архитекторы и воссоздают воображаемую географию не-западного мира.

 МOUT, Soltek

МOUT, Soltek



Работа, если вдуматься, диковатая. Каковы психологические подтексты такой тренировки? Пусть даже в этих заведениях солдаты проходят курсы погружения в чужую культуру и изучают способы установить контакт с местным населением — но не играют ли все же подобные арены военных игрищ решающую роль в создании нашего милитаристски-расистского образа «арабского врага»? Не расизм ли расцвел в этих сборных архитектурных постройках, имитирующих иракские деревушки? Это что, уловка для подсознательного геополитического промывания мозгов? Или последние разработки в области товаров широкого потребления?

 Mobile MOUT

Mobile MOUT



Существуют еще Mobile MOUT — комбинированные транспортировочные контейнеры, которые позволяют не только переправлять эти тренировочные сооружения, но выстраивать и перестраивать их в нужном порядке. Остается только гадать, насколько комбинированными эти имитационные города станут в будущем. CAMOUT может на этой неделе преобразиться в город, точно соответствующий параметрам иракского Садра, а на следующей быть перестроенным в пугающе реальную ксерокопию Порт-о-Пренса или Дарфура. Представьте себе полностью смоделированный город, который был бы архитектурным гибридом, скажем, Рио-де-Жанейро, Тихуаны и Йоханнесбурга. Представьте себе, как оживают на ваших глазах построенные из кубиков Lego особые города антизападных экстремистов и прочих пиратов-антиимпериалистов. CAMOUT — это город, который не просто ждет новых и новых разрушений, но и готов в любой момент быть перестроенным по образу и подобию любого города третьего мира. Такой конструктор-хамелеон. Жутковатая картина, правда?

©  www.blackwaterusa.com

 Тренировочный центр Blackwater в Северной Каролине

Тренировочный центр Blackwater в Северной Каролине



Или представьте, что будет, если эти новехонькие, с иголочки CAMOUT’ы в один прекрасный день заполнят собой «рекламные каталоги недвижимости» Пентагона?

Тогда у городов южной части нашей планеты появятся десятки копий в другом полушарии, и населять их будут морская пехота и разные импресарио этой военной машины глобализации. Это уже прямо какая-то голливудская киностудия по переустройству мира на американский манер! А что, если на этих разбросанных по миру базах со временем разовьется гротескная разновидность туризма и целые семьи будут приезжать сюда, чтобы покататься на броневиках по огороженным участкам фальшивых батальных полей, по местам театрализованных городских сражений, столь достоверно представляющих военные действия в будущем? Что, если эти военные базы окажутся в авангарде архитектурного прогресса (или регресса)? Что, если CAMOUT окажутся некоей зловещей моделью нашего будущего?

А если все три фазы строительства будут пройдены, какой будет следующая? Сегодня эти сооружения занимают в основном отдаленную от городских центров местность, но что явится новой ступенью в развитии MOUT завтра? Не вольется ли MOUT в один прекрасный день в нашу повседневную жизнь, в привычную ткань нашего общества? Иными словами, не приведет ли развитие программы MOUT к соответствующей утилизации реальных западных городов? Не станет ли Сан-Франциско или Лос-Анджелес следующей большой базой для тренировочных сооружений? И не захватит ли MOUT брошенную недвижимость, извлекая тем самым прибыль из феномена «сжимающихся городов», «shrinking cities» (городов, население которых стремительно сокращается или вообще покидает город в результате изменения экономической конъюнктуры. — Прим. перев.), — или же целые ряды одинаковых мак-домиков, покинутых после страшного кризиса жилищного рынка? Это, возможно, прозвучит дико, но не окажемся ли мы все в один прекрасный день в роли ничего не подозревающих актеров, живущих внутри гигантской программы MOUT?


Сокращенный перевод с английского Всеволода Кушнировича

 

 

 

 

 

Все новости ›