Оцените материал

Просмотров: 42591

Что такое удачный кураторский проект?

06/10/2009
Страницы:
Елена Сорокина

©  monumenttotransformation.org

Вид выставки «Monument to Transformation»

Вид выставки «Monument to Transformation»

1. Упомяну два свежих проекта, которые мне показались очень интересными по одной и той же причине, один уже состоялся, а на другой я возлагаю большие надежды. Это недавно проведенная в Праге выставка Monument to Transformation, что можно перевести как «монумент трансформации», а можно как «памятник переходу», и курированная конференция «Бывший Запад» в Голландии. Оба имеют одну общую черту — каждый осуществляет, образно выражаясь, легкий сдвиг парадигм. Можно сказать, что оба проекта артикулируют начало нового времени в так называемом посткоммунистическом контексте и очень четко заявляют, что нарративы вписывания, встраивания и вливания восточноевропейского искусства в западный канон более неактуальны, поскольку удалось если и не до конца изменить, то по крайней мере сдвинуть сам канон. Понятие «трансформация» в смысле бесконечного перехода к капитализму превратилось в стигму, в эдакое переходное клеймо для художников и кураторов. «Монумент трансформации» весьма остроумно расширяет это понятие, применяя его к различным странам — от Индонезии до Португалии. На самом деле такие западные страны, как Испания, Португалия, Греция, тоже «трансформировались» из весьма неблагоприятных режимов сравнительно недавно. То есть проект не вписывается в чужую нормативность, а самостоятельно ее дефинирует. Такой же изящный поворот совершает и «Бывший Запад», изменяя перспективу наблюдения и направление удара.

2. Критерий удачной кураторской работы — убедительность, концептуальная и пространственная, если пространство задействовано. Но бывают и отличные дискурсивные, образовательные, перформативные проекты, где пространство не играет важной роли. Проект удачен, если можно быть за или против политики куратора, выбора художников, выбора пространства, но нельзя отнять внутренней целостности и связности высказывания, нельзя усомниться во внутренней логике (либо безумстве, если речь идет о нем). Каждое произведение выставлено, а не подставлено, смысл играет и переливается, а диалог происходит без заиканий, неудобных молчаний либо перебиваний друг друга.

3. После экспериментов с различными ролевыми играми — куратор как харизматическая личность, как переводчик с одного культурного контекста на другой, как профессиональный номад, как собиратель грантов, режиссер и продюсер в одном лице, тренер сборной команды художников (были и такие метафоры) — кураторское дело профессионализируется, пишет свою историю и рассуждает о своей роли в культуре как таковой. Видимыми знаками этого процесса являются, например, свежая книга Ханса Ульриха Обриста A Brief History of Сurating, или конференция в норвежском Бергене, которая ставит целью написание истории больших выставочных проектов. С другой же стороны, кураторов развелось невероятное множество, и, по большому счету, кто угодно может позвать пару-тройку художников, развешать что-нибудь по стенам и объявить себя куратором. Поэтому все больший интерес вызывают четко и профессионально очерченные позиции, а не проекты в стиле позднего постмодерна — искренне всеобъемлющие, всеохватывающие и размытые. Сегодня музей средней руки видит в кураторе нечто среднее между летчиком-испытателем и топ-менеджером. Приведу в пример список критериев одного среднего западного музея, который ищет куратора современного искусства. Цитирую: «докторская степень по истории искусства, минимум десять лет профессионального опыта, внушительный список проектов и публикаций, менеджерские качества, способность работать в коллективе, высокий уровень креативности и инновативное мышление, высокоразвитые способности по коммуникации в устном и письменном виде, владение различными компьютерными программами, минимум два иностранных языка в совершенстве». И таких корпоративных кураторов тоже предостаточно.


Виталий Пацюков
Выставка «Граждане! Не забывайтесь, пожалуйста! Д.А. Пригов». Московский музей современного искусства. 2008. Куратор Екатерина Деготь

Выставка «Граждане! Не забывайтесь, пожалуйста! Д.А. Пригов». Московский музей современного искусства. 2008. Куратор Екатерина Деготь

1. Без всяких комплиментарных стратегий хотел бы отметить в прошлом сезоне российской арт-сцены два проекта (дополняющие друг друга), наиболее близкие моим взглядам на кураторскую деятельность. Оба проекта принадлежат Екатерине Дёготь и в своей целостности объединяют две творческие личности — П.И. Субботина-Пермяка («Кудымкор — локомотив будущего») и Д.А. Пригова («Граждане, не забывайтесь, пожалуйста!») и два состояния нашей истории и культуры: образность первой трети ХХ века и итоговую визуальность рубежа миллениума. Первый проект являл собой своеобразную обратную перспективу, проекцию прошлого в настоящее. Персонажность художника Петра Субботина в этом проекте полностью растворялась во внеэстетической реальности, в свою очередь манифестируя ее как социально-эстетическое. Екатерина Дёготь впервые в истории нашей кураторской деятельности рассмотрела неотделимость личности от времени, от временного и физического пространства, в котором она пребывает. Футурист; социальный утопист и вместе с тем органический прагматик; реализатор социалистических идей, полностью сохранивший свои нравственные принципы и утверждавший их в условиях невозможности существования; художник и человек, формирующий идеальное общество, предстает в экспозиции в полноте мандельштамовской фразы «попробуйте меня от века оторвать». Екатерина Дёготь построила тотальную инсталляцию этого необъяснимого времени, где будущее генерировалось во всех подробностях и деталях. Оно не оправдывалось и не осуждалось, а просто убедительно присутствовало в документах, фотографиях, текстах, в кинохронике, в плакате и лозунгах. Этот проект связан для меня со знаменитой выставкой Владимира Маяковского «20 лет в искусстве», где он продемонстрировал возможности еще несуществующих стратегий инсталляций и кураторской рефлексии.
Второй проект связан с жизнью и творчеством близкого мне человека — Дмитрия Александровича Пригова. Свой проект в ММСИ Екатерина построила как четырехъярусную инсталляцию — своеобразный «Большой театр» ДАП, где каждый ярус имел свою собственную оптику. Все уровни ММСИ рассматривались в своей автономности и вместе с тем в непреложной целостности, где властвовал Д.А. Пригов и скрыто, втайне, в дистанцированной рефлексии постоянно присутствовал куратор.
Мне также очень близки и дороги проекты Виктора Мизиано, его работы с культурой среднеазиатских республик. Он абсолютно точно реагирует на болевые процессы постсоветского общества, указывая на проблемы новой идентичности и определяя место человека в новой системе ценностей. Для меня остается пронзительным его обращение к положению бывшего советского человека в новейшем социуме, его поиски человеческого достоинства в современных общественных формациях. В нашей художественной реальности мне не хватает проектов, построенных на риске, на оппозиции к процессам, утверждающим одномерность нашей сегодняшней социокультурной реальности. Единственным, кто касается проблем противостояния художника и общества, сегодня остается Кирилл Серебренников со своими программами фестиваля «Территория». Его кураторские художественные акции свидетельствуют о наличии совершенно иных слоев культуры, но и продолжают просветительские традиции, утраченные нашим «актуальным искусством», замкнувшимся в локальности эстетического. Горько, что с уходом из Третьяковской галереи Андрея Ерофеева эта зона остается почти невостребованной и явно переживает инфляцию.

2. Образ времени, взаимоотношения художника с культурой и историей, его диалоги с обществом и государством для меня являются основными векторами и принципами в идеальном кураторском проекте.

3. Состояние кураторской деятельности в Росси в какой-то степени отражает аналогичные процессы, происходящие в западной культуре. Оно все более погружается в феномены чистого развлечения, в шоу, в адаптацию к власти, играя свою конформистскую роль в современном обществе спектакля. Но этот процесс, очевидно, завершается, и как на симптом этого завершения можно указать на невероятно яркий проект Венецианской биеннале 2007 года в Палаццо Фортуни — Artempo (проект кураторской команды, в которую входил Жан-Юбер Мартен). Мир предметов, самых разнообразных форм человеческой деятельности, включая и науку, встретился в едином пространстве с культурой. Эти два мира составили удивительный организм, пронизанный единой человеческой историей и осью интеллектуальных и нравственных поисков, утверждающих смысл человеческого существования.

©  artempo.eu

Выставка «Artempo»,  Палаццо Фортуни, 2007. В составе кураторского коллектива - Жан-Юбер Мартен

Выставка «Artempo», Палаццо Фортуни, 2007. В составе кураторского коллектива - Жан-Юбер Мартен

Страницы:

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • vorobei· 2009-10-06 16:52:29
    Позвольте поправить, Центральноазиатский павильон в 2005 году в Венеции выставку «Искусство Центральной Азии. Актуальный архив» курировал только Виктор Мизиано
  • actual· 2009-10-06 19:37:00
    Грандиозный эпилог.
  • nikto001· 2009-10-23 16:20:28
    Это не Третьяковка, В.Пацюков "явно переживает инфляцию".
Читать все комментарии ›
Все новости ›