Оцените материал

Просмотров: 19785

Письмо из Восточной Европы: битва за прошлое

Ксения Гурштейн · 10/08/2009
Кто первым должен избавляться от предрассудков — бывший Запад или бывший Восток?

©  Kadist Art Foundation, Paris

Július Koller Universal Futurological Question  Mark (U.F.O.) 1978

Július Koller Universal Futurological Question  Mark (U.F.O.) 1978

«На Западе все было возможно, но ничто не имело никакого значения». Услышала я это ошеломляюще категоричное описание эпохи холодной войны уже в первый день конференции, ради которой приехала в Братиславу. Сделанное одним из словацких искусствоведов, выросших еще при прежнем режиме, заявление обескуражило меня и запало в память. Наверное, было наивно, подумала я, надеяться на полное исчезновение черно-белого видения мира, которое вроде бы могло стать более чувствительным к реальной запутанности ситуации после появления новых связей между Востоком и Западом. Да и почему бывший Восток должен избавляться от своих предрассудков первым?

Реплика указывала на смешанные и внутренне противоречивые чувства. Получается, что на Востоке ничто не было возможно — и все имело значение. Но если ничто не было возможно, то зачем пытаться воссоздать ту историю? У меня возникло подозрение, что менее запутанной ситуация скоро не станет.

Так началась первая для меня международная искусствоведческая конференция на просторах бывшей Восточной Европы. Рецепт проведения подобного мероприятия примерно таков: к четырем десятилетиям в лучшем случае ограниченных связей между бывшими Востоком и Западом добавьте большую разницу в экономическом положении, долю взаимной подозрительности и несовершенное владение общим языком, замесите все это на дрожжах необходимости тесного общения, подсластите желанием найти точки соприкосновения и понимания, хорошо размешайте и оставьте в теплом месте — предпочтительно с хорошим питанием — на три дня.

©  Central Europe Art Review

Július Koller, U.F.O.-nauts, 1970

Július Koller, U.F.O.-nauts, 1970

По случайному стечению обстоятельств этой весной в течение двух месяцев мне довелось побывать на трех таких конференциях. Július Koller, U.F.O.-naut? в Братиславе была призвана понять и осмыслить художественное наследие умершего в 2007 году Юлиуса Коллера — авангардиста, концептуалиста и, судя по описаниям современников, очень яркой фигуры альтернативной художественной сцены бывшей Чехословакии на протяжении сорока лет. Учрежденное после его смерти Общество Юлиуса Коллера планирует крупную ретроспективу художника в следующем году, и участники конференции — художники, искусствоведы, кураторы — вместе обсуждали, в какой исторический контекст надо вписать коллажи и картины Коллера, фотодокументацию перформансов, уже не говоря о более чем ста коробках личного архива журнальных и газетных вырезок, который был обнаружен в подвале его дома после смерти.

В Любляне музейная деятельность была затронута на более глобальном уровне. На конференции, организованной Музеем современного искусства (Moderna Galerija), «следующий шаг» музейной практики обсуждали приехавшие из Восточной, Западной, Центральной и Южной Европы директора музеев, кураторы и современные художники. Последние полугорько-полушутливо констатировали, что музеи настолько оплошали, что и их обязанности художникам тоже приходится брать на себя. Кому, как не местным — группе, которая давно именно этим и занимается, — было делиться опытом на этот счет с коллегами?

©  transit.hu

Хронология (деталь). Dóra Maurer (опубликовано: Künstler aus Ungarn, Kunsthalle Wilhelmshaven, 1980)

Хронология (деталь). Dóra Maurer (опубликовано: Künstler aus Ungarn, Kunsthalle Wilhelmshaven, 1980)

Они, однако, могли жаловаться с позиции людей, чья деятельность все-таки может быть видна широкой общественности в крупных музеях. На третьем же симпозиуме в Будапеште участники раскрывали друг для друга «Невидимую историю выставок», которые, как выяснилось, являлись неотъемлемой частью мира неофициального искусства в странах бывшего соцлагеря. По очевидным практическим причинам, однако, они остались в памяти лишь небольших сообществ и теперь требуют весьма неординарных усилий от тех, кто эту память хочет сохранить, архивировать, не говоря уже о том, чтобы оживить. Конференция была одним из первых проектов долгосрочной инициативы «У искусства всегда есть последствия», которая надеется найти новую методику исследований и распространения информации в тех регионах Европы, что долго были отрезаны и друг от друга, и от международного художественного контекста.

Не хочу, чтобы меня поняли превратно, а для этого стоит пояснить, что я смотрела на все происходящее глазами человека, привыкшего к американской академической среде. Эта среда не часто отличается пылкими дебатами или накаленными ситуациями; хорошо быть испорченным отсутствием необходимости постоянно бороться за выживание... В целом aтмосфера всех трех конференций тоже была очень дружелюбной, а результаты, несомненно, продуктивными, однако они [конференции] — две первые в особенности — показались мне все же пропитанными весьма заметным взаимным недоверием.

©  Prelom Collective

Mladen Stilenovic. Artist at Work. 1973-1983

Mladen Stilenovic. Artist at Work. 1973-1983

Подозрительность «местных» была упреждающей, вызванной (небезосновательными) ожиданиями излишней покровительственности со стороны «пришлых» искусствоведов, критиков и кураторов, ездящих по миру в поисках новых «открытий». Краткий момент полного сюра настал, когда во время интервью-марафона хорват Младен Стилинович, ветеран-концептуалист, вместо того чтобы ответить на вопрос куратора Ханса Ульриха Обриста, предложил продать последнего любому из присутствующих, открывая торги с цены в 1 евро. «Я чувствую себя неудобно в этой ситуации», — пояснил он свое решение не следовать протоколу. Возможно, что реакция его была порождением издавна практикуемой анархичной эстетики и нежеланием свободолюбивого художника потакать пытливому куратору. Однако в данном контексте трудно было не прочитать в этом еще и неприязнь к большой западной шишке, приехавшей в Братиславу меньше чем на день, чтобы позадавать вопросы сразу всем собравшимся восточноевропейским художникам. Загребского куратора Стилинович вряд ли стал бы выставлять на продажу...
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • yasha_kazhdan· 2009-08-12 15:41:41
    Интересно, почему автор стесняется использовать в тексте понятие "культурный империализм", который скорее всего имеет отношение к теме этого текста? Может быть он вышел из моды? Или именно это явление бывший "восточный блок" должен отчаянно призывать? Является ли трехдневное хорошее питание честной платой за передачу кому-либо собственной истории.

    Представляется, что жест со стороны Ладена Стилиновича имеет отношение скорее к концептуальным практикам, чем к сюрреализму.
  • kg· 2009-08-14 01:05:46
    Я думала о том, стоит ли употребить термин "культурный империализм", но в конце концов решила этого не делать, так как он свел бы все написанное к знакомой модели центр-периферия, которой я, собственно, и пыталась избежать.
    Стилинович был охарактеризован в тексте как "ветеран-концептуалист". Слово "сюр" употреблялось в более широком смысле.
  • pervov_georgy· 2009-08-15 16:53:44
    Идеология Тотализма (Идеал Общего блага)

    Гуманизм – Безусловное человеколюбие. «Право Человека мира» на: мировое богатство, достойное существование, свободу передвижения и жительства, работу; борьбу с несправедливостью, эксплуатацией, сверхнеравенством, корпоративизмом, национализмом, тоталитаризмом. Приоритет прав человека, в отношениях с (миро)государством.

    Конвергенционизм – «Этика Общего блага». Семейное (миро)государство. Симбиоз лучшего в системах: коммунистическо-социалистической, капиталистическо-рыночной, и др. Мировые: правительство, деньги, бюджет, армия, языки. Сверхбогатство отдельных стран и сверхконцентрация частной собственности – подконтрольны и на благо всех. Децентрализация (миро)государства.

    Интернационализм – Равенство, братство и взаимопомощь народов. «Право народа» на самобытность, культуру, язык, ареал - патриотизм.

    Плюрализм – «Открытые ценности» - многообразие - свобода идей, творчества, организаций, предпринимательства.

    Надконфессионализм – Мировоззрение человека - суверенно. Свобода вероисповедания. Равноправие религий. Веротерпимость.

    Экологизм – Экоэтика. Дезурбанизм. Демеркантилизм. Деконсюмеризм. Опрощённость.

    Сциентизм – Биоэтика. Глобальные проблемы. Гармонизация ноосферы. Бессмертие человека.


    Первов Георгий www.pervov.ru
    15 августа 2009 г.
    Россия, Москва.
Все новости ›