Оцените материал

Просмотров: 3890

Берегись ванили

Игорь Гребельников, Екатерина Дёготь · 06/02/2008
В частном музее современного искусства Art4.ru открылся художественный проект, который вряд ли был бы устроен в музее государственном: перформанс Данилы Полякова, показ его эротических моделей одежды и фотографий Алексея Киселева в том же духе. Игорь Гребельников пошел на выставку (100% Vanilla: Beware Your Desire / «100% Ваниль: Берегись своих желаний») только ради Екатерины Дёготь. Однако на статью у него уже сил не хватило – только на личное письмо.
Дорогая Катя,

сходил по твоей просьбе на выставку Полякова и испытал глубочайшее разочарование. Зачем об этом вообще что-то писать – мало ли художественной самодеятельности происходит в нашем 14-миллионном городе?

Ты спрашиваешь, кто такой Данила Поляков. Понимаю, что ты слишком занята, чтобы это знать, но этот рыжекудрый юноша – очень известный манекенщик, единственный из русских мужчин, востребованный на показах в Милане, Париже, Лондоне. Его фото были на обложках многих глянцевых журналов. В новой фотосессии Стивена Майзела для итальянского Vogue (а это высший пилотаж!) он в женском образе. В последнее время он расширил поле своей деятельности: стал лицом (не единственным, но приметным) проекта AES+F «Последнее восстание», промелькнул в спектакле Кирилла Серебренникова «Мистерия о конце времени» и запустил собственную марку одежды 100% Vanilla, ради продвижения которой, как я понял, перформанс и затевался.

По центру зала висит эта самая одежда – крайне потрепанные, изорванные, латаные вещи: кажется, такого не позволяли себе даже в самых лихих коллекциях ни Dolce & Gabbana, ни DSquared2, но что-то похожее встречалось в найденных на помойке вещах дизайнера Петлюры лет десять назад. Это, пожалуй, самая сильная часть экспозиции.

По стенам развешаны незатейливые, снятые в лоб (иногда не в лоб, а... ну, в общем, ладно) портреты. На них Поляков то один, то с рыжеволосой девушкой, то одетый, то голый, то вообще с эрегированным членом, а вот их уже трое (еще c одной девушкой). Все эти персонажи очень похожи и одинаково сняты, в какой-то момент их перестаешь различать. Стивен Майзел для Vogue снимал Полякова примерно в том же андрогинном духе, только лучше.

В общем, выставка не для детей до 14 лет. Все-таки член. Остальные должны, я думаю, понимать это в таком смысле: пойти на выставку – это пойти на х**.

Но вот что по-настоящему меня утомило, так это перформанс. На полу в углу зала в импровизированной спальне, ворочаясь под одеялом, как бы спали Поляков и рыжая девушка. Степень театральной условности была высока: громко звучала музыка, шумела публика и было светло. «Проснувшись» и окинув взглядом собравшихся, герой не спеша стал пришивать ночную рубашку девушки к пледу, которым они укрывались. К счастью, можно было отвлечься на эклеры и воду. Я заглянул к парочке минут через пятнадцать – конца шитью не было видно. Так что извини – не знаю, чем оказались вознаграждены зрители, которые оказались терпеливее меня. Может быть, кто-то этот плед выиграл.

Понятно, зачем АЕСам и Серебренникову нужна яркая модель. Понятно, зачем Поляков устраивает выставку самого себя: многие в фэшн-индустрии находятся в постоянном страхе – на то она и мода, что недолговечна. Но музею-то зачем это надо?

Кстати, я пошел на весь этот бедлам еще и потому, что ни разу до того, должен признаться, в музее Art4.ru не был. Так что теперь я в полном недоумении.

С уважением,

Игорь



Дорогой Игорь,

спасибо за муки, которые ты претерпел. Надеюсь, об эклерах тебе пожалеть не пришлось.

Меня заинтересовала твоя мысль о страхе, лежащем в основе выхода представителей масскульта в зону «высокого». Конечно, дырявая майка в музее – это покруче в плане будущего бессмертия, чем дырявая майка в магазине. Однако гарантий все равно нет.

Но ведь представители «высокого» в свою очередь страшно боятся – им кажется, что без щепотки масскульта, а то и целого ведра его, их просто не заметят. Я думаю, такого страха не чужд и владелец музея ART4.ru Игорь Маркин. В этом-то все и дело.

Что касается моих страхов, то они связаны с тем, как легко и охотно персонажи современного искусства переходят в категорию авторов. Вот этот Данила Поляков – только что действительно украшал собою «Последнее восстание» АЕС, а теперь уже сам чего-то производит. В московском концептуализме был, как известно, «художник-персонаж», а тут «персонаж-художник». А если все остальные модели с фотографий АЕС – их там, если не ошибаюсь, сотни – тоже начнут выставляться как авторы?

Будь здоров

Катя