Из Кремля я уходил почти бегом – свобода.

Оцените материал

Просмотров: 26517

С ковровых дорожек не сходить!

Глеб Напреенко · 13/12/2011
Еще до декабрьских событий ГЛЕБ НАПРЕЕНКО побывал в святая святых российской государственности, она же святая святых полукриминального архитектурного новодела девяностых

©  Александр Поляков / РИА Новости

Андреевский зал Большого Кремлевского дворца

Андреевский зал Большого Кремлевского дворца

Текст этот был написан незадолго до выборов и последовавших за ними декабрьских событий. Тогда я, вглядываясь в архитектуру и атмосферу Большого Кремлевского дворца, попытался протянуть связи от нынешней политической и идеологической ситуации к некоторым другим периодам русской истории. В частности, выявить нить, связывающую наследие 90-х (разбирательством с которым стал, кстати, процесс Березовского Абрамовича) с уготованным нам «мрачным двенадцатилетием», пользуясь расхожим наименованием последних лет царствования Николая Первого.

Теперь все сдвинулось: стагнация истории, описанная в статье, оказалась под вопросом. Сейчас это текст о том, чего можно в будущем постараться избежать. Я рад был бы назвать эту статью ретроспективной. Но описанная в ней реальность, разумеется, никуда не делась и царит за кремлевскими стенами. Стоит теперь, после сделанного шага в сторону, в эту реальность вглядеться: именно с ней предстоит, по всей видимости, иметь дело. Вопрос, как именно, еще далеко не решен.


«Напоминаю вам, что это не музей, а действующая парадная резиденция президента Российской Федерации». Эта фраза на протяжении визита в Большой Кремлевский дворец была повторена пять раз: один раз — охранником при входе, остальные — экскурсоводом.

Мы стояли у дверей дворца, разглядывали из-под козырька крыши колокольню Ивана Великого и ожидали, пока нас пустят. Наконец открыл охранник в непривычно красивой для России, почти щегольской форме; от него роковая фраза и прозвучала впервые. За ней последовали разнообразные запреты: не сходить с ковровых дорожек, не отставать от группы, слушаться экскурсовода. Немцы, к группе которых я присоединился по знакомству (во Дворец попасть непросто), выслушали его невежливую речь с почтением. Однако позже, на третьем упоминании о парадной резиденции президента РФ, они уже стали иронически переглядываться. Впервые произнесенная в контексте запретов и затем многократно повторенная, невинная фраза обрела характер почти угрожающий.

В перспективе парадной лестницы дворца нас встретило огромное полотно — работа Сергея Присекина, водруженная на это место в начале 90-х. Полотно «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет» (1983) изображает Ледовое побоище. Добро пожаловать, иностранные гости!

Большой Кремлевский дворец, или БКД, как на манер советских аббревиатур называют его сотрудники Кремля, — место, как и весь Кремль, немного выхолощенное. Советский и нынешний официоз практически стерли с его памятников «патину времени», те необязательные мелочи, дающие пищу для личного, не нормированного официозом переживания истории. Столь же дидактичен в своем понимании истории и державный пафос архитектуры Константина Тона, главного архитектора дворца, Оружейной палаты, храма Христа Спасителя и Николаевского (ныне Ленинградского) вокзала.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Ramin Zmicer· 2011-12-13 21:16:18
    на фото "Андреевский зал Большого Кремлевского дворца" прямо по центру, удачно затерявшись под сводом среди остального золота, гостей встречает Лучезарная Дельта...
Все новости ›