В Москве можно увидеть, как масса убивает общество.

Оцените материал

Просмотров: 6845

Збигнев Либера: «Политика искусства – сделать видимыми вещи, невидимые на официальной картине реальности»

Екатерина Дёготь · 14/09/2011
В пятницу открывается проект «Аудитория Москва», где наша художественная сцена встретится со сложными, провокативными и критичными художниками. ЕКАТЕРИНА ДЁГОТЬ поговорила с одним из них

Имена:  Збигнев Либера

©  Joanna Nowicka

Збигнев Либера  - Joanna Nowicka

Збигнев Либера

Проект «Аудитория Москва» открывается 16 сентября в Белых палатах (Пречистенка, д. 1). В 15 часов состоится дискуссия о самокритичных институциях, в 19 часов — вернисаж. Кураторы проекта — Екатерина Дёготь, Иоанна Мытковска и Давид Рифф. Збигнев Либера показывает на выставке свою серию фотографий о современной Москве. Он выступит в «Аудитории Москва» 24 сентября в 17 часов.


— Ты, как художник, связан с андеграундной польской сценой эпохи позднего коммунизма. Каким тебе видится переход этой сцены к современной институциональной «нормальности»? Что было утрачено и чего удалось добиться?

— Различие примерно такое же, как между двумя разными странами. В 1987—1997 годах власть в Польше не в состоянии была управлять страной: была ситуация безвластия. Старая система была уже разрушена, а новая еще не установлена. Денег не было, зато было много свободы и энтузиазма. Мы знали, что, что бы мы ни делали, это ничего не значит ни для большого искусства, ни для общества. И это парадоксальным образом освобождало нас, давало, как говорят сегодня, безответственный драйв. Сегодня все более стабильно, иногда даже хочется сказать — закостенело. Денег больше, энтузиазма меньше, а меньше всего свободы. Сегодня вам юрист указывает, где границы искусства. Сегодня все мы работаем на музей. И не только мои сверстники — молодежь тоже.

— Твои работы в европейском контексте воспринимаются как чрезвычайно радикальные и провокативные. Но скажи, это еще возможно — быть радикальным художником в 2011 году? Можно ли еще к этому стремиться и как этого достичь? Или все-таки «критическое» или «подрывное» — более подходящие слова для характеристики современного художника и его искусства?

— Теоретически рассуждая, быть радикальным еще возможно, но что это значит сегодня, не вполне ясно. Иногда это гораздо лучше удается на билбордах, и это всегда неплохо прокатывает в Венеции. Наша деятельность в Польше в 80-е и 90-е годы называлась «критическим искусством», и определенно сейчас я должен признаться в некотором разочаровании. Мы несколько иначе представляли себе тот путь, которым в итоге пошли, в наших мечтах он был каким-то другим. В любом случае те стратегии, которые мы тогда использовали, сегодня уже не годятся. Нужно изобрести новые стратегии — может быть, новой позитивной критической утопии?

— Какой ты видишь свою роль — как художника — в обществе? Чувствуешь ли ты потребность в более широкой аудитории, нежели привычная художественная тусовка?

— На первый вопрос: думаю, я узкий специалист по визуальной культуре. И на второй: я вполне удовлетворен той аудиторией, которая у меня есть. Моя последняя выставка в Варшаве собрала 25 тысяч человек, а во Вроцлаве — 15 тысяч, что очень много для выставки современного искусства в Польше.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • auerbakh· 2011-09-14 20:52:05
    Жорж Диди-Юберман
Все новости ›