В Москве чувствуется периферийно-капиталистическая общественная атрофия, а Петербург еще сопротивляется – как будто спрятался в угол.

Оцените материал

Просмотров: 16970

Славомир Сераковский: «За интеллигенцию стоит бороться»

Алексей Радинский · 20/04/2011
Лидер польского политического, общественного и художественного движения рассказал о своих впечатлениях от современной России

Имена:  Славомир Сераковский · Яэль Бартана

©  Marcin Kalinski

На съемках фильма Яэль Бартаны «Переворот»  - Marcin Kalinski

На съемках фильма Яэль Бартаны «Переворот»



Фигуру Славомира Сераковского трудно представить в рамках короткого введения, даже простое перечисление его занятий занимает слишком много места. Социолог, публицист, политический комментатор, основатель журнала, издательства, а впоследствии общественного движения «Политическая критика»; Сераковскому удалось невозможное — сделать левые идеи чуть ли не господствующими в публичных дискуссиях в Польше, стране, казалось бы, безнадежно раздавленной в католическо-неолиберальных объятиях. Он выступает еще и как драматург, литературный и театральный критик, а также перформансист. Его дебют в этом качестве состоялся в фильме израильской художницы Яэль Бартаны «Мары-кошмары», который вместе с двумя сиквелами (в них тоже снялся Сераковский) будет представлять Польшу на Венецианской биеннале в этом году. «Политическая критика» стала не только самым заметным явлением в публичной жизни Польши — она трансформируется и в международное движение, приоритетным направлением которого стал Восток Европы. В начале года вышел в свет первый номер украинской версии журнала «Политическая критика», а в марте Славомир Сераковский с группой единомышленников отправился в путешествие по России, чтобы изучить местную ситуацию и наметить планы будущей деятельности в стране, которая долго увлекала (а не только отталкивала, как иногда несправедливо кажется) польских интеллектуалов. В последний день своего путешествия Сераковский рассказал о том, зачем современным полякам Россия, — и наоборот.

Одновременно в своей статье в Guardian он пишет о том, что именно старые антирусские предрассудки мешают Польше в полной мере войти в Европу.

В составе делегации «Политической критики» был и куратор ближайшей Берлинской биеннале художник Артур Жмиевски; интервью с ним читайте здесь.

Интервью Славомира Сераковского проиллюстрировано фотографиями со съемок нового фильма Яэль Бартаны «Переворот», в котором он снова участвует.


©  Marcin Kalinski

На съемках фильма Яэль Бартаны «Переворот»  - Marcin Kalinski

На съемках фильма Яэль Бартаны «Переворот»

Часто слышу от тебя о феномене «польско-украино-российско-еврейской интеллигенции». Не знаю, как в Польше, но на Украине и в России это словосочетание звучит крайне экзотично. Откуда взялась эта идея?

— Насколько я понимаю, ты хочешь меня спровоцировать. Говоришь, что эта идея откуда-то «взялась», то есть она является проекцией в прошлое. Но мы хорошо знаем, что нет такого повествования об истории, которое не было бы проекцией. Проекцией, которая проистекает не только из наших теперешних обстоятельств, но и из целей, которые мы перед собой ставим. Я считаю, что для будущей пользы историю нашего региона нужно строить вокруг категории «интеллигенции». Этнические элементы, которые определяют региональные границы, — это россияне, украинцы, евреи и поляки. Но самым важным для меня является определение интеллигенции через позицию, этос, систему идей, которые состоят совсем не в принадлежности к слою людей образованных или занятых в «свободных профессиях» (как считается сейчас), а скорее в нонконформизме, идейности, склонности к самопожертвованию, готовности действовать в интересах самых слабых социальных групп. Такое понимание интеллигенции для меня идентично понятию левизны, которую я понимаю как борьбу за субъективность человека по отношению к внешним обстоятельствам, в том числе традиции, государству, церкви, рынку.

Думаю, что идею восточноевропейской интеллигенции можно и нужно смело проецировать в наше прошлое. Заметь, что ее нельзя спроецировать в прошлое Германии, Франции… Легче было бы рассказать таким образом историю Америки, но скорее Нью-Йорка: опять же, благодаря эмиграции из Восточной Европы — региона, где слабость или отсутствие социальных институций, в том числе государства, создало в лице интеллигенции что-то вроде «государства во внутренней эмиграции». Государство, существующее в мыслях, сознании интеллигентов — со всеми преимуществами и недостатками. Это оборонительная реакция социального организма — с большим количеством патологий.

Сегодня — уже по другим причинам — снова нет сильных социальных институций, включая государственные, которые могли бы дать отпор глобальным негативным процессам, делящим общество на индивидов. Отсюда отсылка к интеллигенции, которая является чем-то вроде электростанции социальных связей.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:8

  • Valentin Diaconov· 2011-04-20 15:50:03
    Редкого обаяния человек, если судить по "Марам-кошмарам".
  • kro-p· 2011-04-20 18:09:07
    польско-украинско-еврейско-русская интеллигенция - круто.
    но количество "институций" в тексте напрягает
  • sredni-vashtar· 2011-04-20 19:00:53
    "Такое понимание интеллигенции для меня идентично понятию левизны, которую я понимаю как борьбу за субъективность человека по отношению к внешним обстоятельствам, в том числе традиции, государству, церкви, рынку. "
    Ох уж мне эти левацко-постмодернистские шалтай-болтаи.

    “I don’t know what you mean by ‘glory,’ ” Alice said.
    Humpty Dumpty smiled contemptuously. “Of course you don’t—till I tell you. I meant ‘there’s a nice knock-down argument for you!’ ”
    “But ‘glory’ doesn’t mean ‘a nice knock-down argument’,” Alice objected.
    “When I use a word,” Humpty Dumpty said, in a rather a scornful tone, “it means just what I choose it to mean—neither more nor less.”
Читать все комментарии ›
Все новости ›