Искусство в России – не игрушка. Здесь всегда была принципиальная готовность к тому, что искусство – это болезненно, экзистенциально.

Оцените материал

Просмотров: 13586

Петер Ноевер: Вена – это общество патологической зависти и ни с чем не сравнимой провинциальности

Анастасия Буцко · 24/02/2011
Выдающийся музейный провокатор дал АНАСТАСИИ БУЦКО интервью накануне своей скоропалительной отставки

Имена:  Петер Ноевер

©  Elfie Semotan

Петер Ноевер

Петер Ноевер

Ежегодная пресс-конференция Петера Ноевера, последняя в качестве директора Венского музея прикладного искусства МАК, была обставлена со старосветским размахом: официанты в белых передниках разносили хороший кофе, спорные месседжи можно было закусывать круассанами из лучшей венской булочной. Зал был полон, Петер Ноевер, с его весьма характерной внешностью и выразительной пластикой, явился последним, прошел «меж кресел по ногам», кивая одним и не замечая других. Среди собравшихся было много художников (например, Эрвин Вурм) и венской богемы, они часто хлопали Ноеверу по ходу его непродолжительной, но яркой речи о делах музейных. Мы побеседовали с одной из самых заметных фигур европейского культурного ландшафта (вне зависимости от оценки его деятельности) после пресс-конференции.


— Господин Ноевер, вашему последнему году во главе МАК вы предпослали девиз «искусство, искусство, искусство — и никаких компромиссов». Что имеется в виду?

— Художественная институция — это нонсенс per se, противоречие заключается уже в сочетании этих слов. После стадии создания институция должна обрести собственную динамику и эмансипироваться, так сказать, от собственной «институциональности». Лучшие музеи — это не музеи как таковые, а места, созданные художниками для художников, для их защиты и поддержки. Например, Дональд Джадд всегда говорил и писал о том, что музеи — это худшее, что бывает на свете, потому что они не имеют никакого представления о том, что такое искусство. Это звучит как атака на музейный мир, но на самом деле сегодняшняя пресс-конференция была яркой иллюстрацией царящего в иных головах искаженного представления о роли и функции музея.

— В чем именно выражается эта искаженность?

— Во главу угла ставятся вопросы второстепенные, не имеющие отношения к искусству как таковому; например, сколько людей приходит в музей. Подобный статистический подход — вершина варварского мировоззрения, которое вообще исключает искусство как таковое. Поэтому мы заявляем: «искусство вместо компромиссов». Такова наша цель. Мы не должны забывать главного: мы здесь в первую очередь существуем не для посетителей, а для художников. Посетителей, конечно, следует уважать, им следует широко распахнуть двери и сделать все для того, чтобы зритель комфортно себя здесь чувствовал. Например, музей может стать посредником между произведением и зрителем, помочь ему в процессе понимания. Но и тут важно не перегнуть палку: художник создает свои работы таким образом, чтобы зритель имел возможность различных интерпретаций и трактовок.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›