Нам точно известно, что неизвестно, известно ли нам Неизвестное или неизвестно.

Оцените материал

Просмотров: 8561

Эпоха аттракционов

Павел Пепперштейн · 05/01/2011
Отрывок из рассказа о том, как капитализм уничтожит сам себя

©  Courtesy Regina Gallery

Павел Пепперштейн. Умирающий гангстер. 2010

Павел Пепперштейн. Умирающий гангстер. 2010

Рассказ, или эссе, писателя и художника Павла Пепперштейна «Эпоха аттракционов» (2010) посвящен фигуре Даниила Андреева (1906—1959), русского писателя-мистика и узника ГУЛАГа (1947—1957). Даниил Андреев и его книга «Роза мира», распространявшаяся в самиздате, до сих пор являются предметом массового культа. Рассказ завершается обширной (половина объема всего текста) цитатой из Андреева. Как это свойственно Пепперштейну 2000-х годов, обращение к идолам и идеям «поп-сакральности» служит борьбе автора с ненавистным ему современным капитализмом, который, согласно Пепперштейну, близок к тому, чтобы уничтожить сам себя.

        Наконец наступила «Эпоха аттракционов», и власть имущие (среди них высшие государственные чиновники, военные, ученые и экономисты) оценили величие (Даниила. OS) Андреева и его видений. Тогда, в 2088 году, был создан грандиозный РОЗАЛЕНД — парк аттракционов, целиком на основе духовидческих прозрений этого заключенного.
        В то время в недрах капитализма уже отчетливо зрела совсем другая система, и точно так же, как некогда капиталистические мотивы маскировались под нечто совсем иное, теперь — новая странная сакральность прикрывалась фальшивой маской наживы.
        Аттракцион был стилизован под коммерческий, но на самом деле таковым не являлся, и все деньги, что он приносил, втайне сжигались в одном из его миров. Входить в Аттракцион разрешалось, как в мечеть, лишь босиком — в память о том, как высоко ставил Андреев прикосновение босых ног к земле.
        К тому времени уже существовал Дантеленд во Флоренции, аттракционы, базирующиеся на «Одиссее», Овидии и «Тысяче и одной ночи».
        В тот период, который мы называем «Эпохой аттракционов», в обществе будущего в каждом человеке с детства будет воспитываться так называемая есения — влечение к аттракционам, желание пройти их все. Прошедший через все аттракционы получает звание есениалис («прошедший через все аттракционы»), и только такой человек может занять ответственный государственный или военный пост и вообще достичь какого-либо руководящего положения в обществе будущего.
        Возникли аттракционы «Бардо Тодоль» (Тибет), «Путешествие на Запад» (Китай), «Божественная комедия» (Италия), «Сведенборг» (Швеция), «Дионисий» (высокогорные вершины Кавказа), «Книга мертвых» (Египет), «Хокинг-Сити» (Англия) — из этого аттракциона человек выходит инвалидом, зато понимает многое о физике космоса. Аттракционы «Бенефактор» (Мексика), «Алеф» (Аргентина), «Путешествие к Городу мертвых» (Нигерия), а также фарматехнический аттракцион «Память», где человек переживает заново свою жизнь до последней секунды (по Прусту — «только проживший свою жизнь дважды имеет право влиять на жизнь других людей»).
        «Эпоха восстановления памяти», «Новые инициации» — так будут говорить о том времени.
        ХАК (Храмово-аттракционный комплекс) — так станут обозначать аттракционы будущего.
        Мы ничего не знаем о том, что ждет нас после смерти, и это абсолютное незнание пронизывает жизнь людей нашего времени точно так же, как жизнь людей прошлого пронизывали белоснежное сияние Рая, кровавые отблески Ада, сумерки Аида и Шеола, благоухание Великого Лотоса или плотная тьма атеизма. Полное исчезновение после смерти (вера атеистов) — это тоже форма, хоть и негативная, но незнание не имеет форм, поэтому современная жизнь, по сути, бесформенна. Подлинный бог наших дней называется в среднем роде — Неизвестное, его не только нельзя изобразить, как в исламе и иудаизме, даже думать о нем воспрещено, и в силе дзенская формула: «Встретишь Неизвестное — убей его».
        Возможно, поэтому, чтобы никому случайно не попасться на пути и не быть убитым, Неизвестное прячется за спинами младших богов-защитников, «богов прикрытия» — богов денег (Мамона), богов успеха, техносферы, а также богов и духов времен и мест: духи времен всевластны, но недолговечны, местные духи слабее, но способны к долгому выживанию.
        Плотно сомкнувшись, стоя плечом к плечу, эти Боги Завесы прикрывают собой Неизвестное. Но прячется ли оно в самом деле за их спинами? Или оно постоянно у всех на виду? Нам точно известно, что неизвестно, известно ли нам Неизвестное или неизвестно.
        Возможно, Неизвестное не заинтересовано в том, чтобы ему поклонялись, но люди наших дней не сохраняют свое незнание о Неизвестном в чистоте. Они приписывают Неизвестному свойства зла. Неизвестное для нынешнего сознания представляет собой угрозу. Человек наших дней не способен поверить в неизвестных ему помощников и защитников (такая вера кажется ему не только наивной, но и опасной: она расслабляет), но охотно допускает возможность неизвестных врагов и неведомых опасностей. Об этом зловеще поет массовая культура наших дней. Поэтому наше время исполнено достаточно специфической решимости: при первой же возможности уничтожить Неизвестное, даже не сделав его известным, не исследовав всесторонне, а изучив только одну возможность — избавиться от него.
        Между тем о Неизвестном неизвестно, доброе оно или злое, могущественное или слабое, расщепленное оно или единое. Если какой-либо фрагмент Неизвестного кажется уничтоженным, то никогда нельзя быть уверенным в том, что этот фрагмент действительно уничтожен, ведь свойства его неизвестны. В какое-нибудь весеннее мгновение будущего человечество, возможно, сможет с новым наслаждением осознать гигантский масштаб неизвестного, вовлеченного или невовлеченного в человеческую жизнь. Но что касается посмертных путешествий души — этот икс вполне может сделаться из постыдного белого пятна великолепным храмом.
        Такими храмами-играми, храмами-школами, готовящими мыслящие существа к неизвестному будущему их душ, и станут ХАКи (Храмово-аттракционные комплексы).
        Далеко не все, прошедшие РОЗАЛЕНД насквозь, желают рассказывать о его аттракционах. Некоторые говорят, что им не приходилось переживать ничего более ужасного, но все же они стремятся снова оказаться там. Другие утверждают, что в РОЗАЛЕНДЕ ощущали себя восхитительно, но не хотят повторения этого опыта. И те и другие молчат о том, что пережили там. Не станем раскрывать технических секретов РОЗАЛЕНДА, благо они в основном нам неведомы. Упомянем лишь об одном: босые ноги тех, кто вступает на территорию аттракциона, — это не просто дань уважения Даниилу Андрееву, любившему ходить босиком. Человеческая ступня, как известно всем, — превосходный пульт управления, аккордеон существенных точек: шагая или крадясь по нестойким поверхностям РОЗАЛЕНДА, человек поневоле ступает на участок, где с его ступнями соприкасаются микроиглы, снабженные сверхчувствительными датчиками, эти микроиглы или нажимают на одну из магических точек, либо делают незаметную инъекцию того или иного психоактивного вещества: так, с помощью легальных наркотиков будущего, РОЗАЛЕНД дополняет свои технические возможности.

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›