Из-за такого сизифова труда, а точнее сказать, чтения книг на диване собственное творчество он забросил.

Оцените материал

Просмотров: 13083

Владимир и Леонардо

Валерий Айзенберг · 10/11/2010
Рассказ ВАЛЕРИЯ АЙЗЕНБЕРГА об одном странном соавторе Леонардо да Винчи

©  wikimedia.org

Рисунок  Леонардо да Винчи

Рисунок Леонардо да Винчи

— …потом привезли Леонардо в Нью-Йорк. Ты не был? Это не то, что было в Музее естественной истории, — его дневник и макеты машин, нет. Это в «Метрополитене», рисунки! И я пошел. Очередь была на два часа. Я выстоял. Хожу, смотрю и вдруг... не верю своим глазам — вижу... мой рисунок! Представляешь?! Привезли из Лондона! А страховка? Бешеные деньги! Я стою и смотрю, не могу оторваться, а вокруг толпа... люди тоже пялятся на мой рисунок! Так захотелось закричать, чтобы все знали. Это я! Это мой! Я всем знакомым сказал, чтобы шли смотреть. Потом я улетал в Париж и решил еще раз зайти. Прихожу с большой сумкой, а меня не пускают! Бессмысленно рассказывать, что там мой рисунок, и я честно: «Спешу в аэропорт, и эту сумку сдам в камеру хранения». А они: «По новым правилам такие большие сумки в гардероб не принимаются». Я спросил: какой максимальный размер? Гард развел немного руки. Опять было очередное America in War! Я побежал к Саймону через Центральный парк, чтобы оставить сумку. Бежал туда, бежал обратно, а за это время очередь выросла в два раза, и я уже не успевал на самолет.

Мы идем по Гринвич-Виллидж. Владимир не может идти спокойно, не может устоять на месте, размахивает руками, мешает прохожим и ничего не видит вокруг — он рассказывает мне о Лондоне и Леонардо. Я, как всегда, смотрю по сторонам и ничего не упускаю. На дверях готового к открытию нового магазина женского белья надпись: «Двери рая откроются на следующей неделе».

Мой друг Владимир — тонкий и впечатлительный человек. Когда он попал в Лондон, его поразили не архитектурные достопримечательности, не туристические виды, не англичане, а толстые жирные вόроны в крепости Тауэр.

Легенда гласит: как только вόроны улетят, крепость падет. Поэтому обслуживающий персонал, следуя легенде и точно выполняя инструкции, кормит их на убой. Для посетителей Тауэра все вόроны на одно лицо, но хранитель Деррик Койл точно знает, кто Брэнвил, кто Гугин, Мунин, Гвиллум, Тор и кто Болдрик.

Хотя крылья птиц довольно длинные, а перья блестят, точно начищенные ваксой, вόроны редко и с трудом отрываются от земли, медленно летают и быстро садятся. Точнее, просто плюхаются. Они походят на летающих кастрированных черных котов. Вόроны не перелетные птицы, плохо запоминают дорогу, но обладают мощной генетической памятью. Груз столетий — их крест — делает птиц тяжеловесными и медлительными. Ленивые вόроны помнят все, что было на острове со времен Круглого стола. Среди прочего они не забывают, как подгулявшие рыцари охотились на них ради забавы. У людей короткая память, они не держат зла, не помнят деталей и не задерживаются на одном месте. Люди легко бегают вдоль Темзы, быстро сверкают белками и ничего не могут запомнить. Вόронам тяжело, они чаще всего сидят неподвижно, уткнувшись клювом в английский газон. Когда-то они могли влетать на своих крыльях в крепость даже с закрытыми глазами, как их сюзерены-короли в полном военном облачении влетали на лошадях прямо в тронный зал. Но сейчас на окнах стекла. И сквозь маленькую дверь, предъявив билеты контролеру, проскакивают посетители, чтобы мельком взглянуть на чучела королей-всадников.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • talik· 2010-11-10 16:17:05
    Спасибо за текст!Очень очень хорошо написано.
Все новости ›